Зарегистрироваться Войти
Танцующая Волшебница
сайт художницы Ириши Лисовской
ГлавнаяОб ИришеArt-Li-SofaЛисаграфияLisa-цитатникФорум
Лисаграфия / Глава 7. Январь

Арлик и Лила + победа над здравым смыслом + любимый «глюк» + Джин – кармическая половинка + Перекресток Миров + танец с Шаманом + Вика ВИДИТ ВСЕ + Бананоносец Потемкин

 

2.01.05

воскресение

 

01:10 — ну, вот и новый год начался. Как странно-о-о!

Мишель на дежурстве, а я у монитора. По радио звучит аэросмитовская  музычка — «Crazy» — само то!

 

ВСТУПЛЕНИЕ. Место действия не известно — где-то в горах... в каком-то году, может быть, даже до нашей эры... Какая разница?

Сознание совершенно ясное — хотя, иногда я «вылетаю из тела» и вижу всю «картинку» со стороны. Возможно, это происходит из-за того, что мне трудно думать на современном языке, находясь в теле существа, живущего (рука не поднялась напечатать «жившего»...) в этом времени.

Но зато... что я чувствую, находясь в этом теле!!! Не знаю, смогу ли передать всю палитру ощущений: краски, запахи, чувства... — все так непереносимо остро — на пределе восприятия!

 

...Небо затянуто облаками... Время от времени моросит дождь, но, пожалуй, для осени еще довольно тепло — даже листья не начали желтеть. Когда поднимемся выше в горы, наверное, станет холоднее, особенно по ночам.

Я и еще четверо мужчин… продираемся сквозь заросли кустарника и преодолеваем завалы из упавших деревьев. Сколько дней мы в пути? Не знаю. Лес совершенно сказочный! Не то, чтобы мрачный, а из тех, где не ступала нога человека. Может и правда...

Под ногами мягко пружинит темно-зеленый мох, источая бархатистый, густой аромат и поглощая звуки шагов.

Я стараюсь не отставать от своих спутников и, хотя иду налегке, всю поклажу они разделили между собой, все-таки усталость временами наваливается и хочется упасть на землю, уткнуться носом в эту мягкость и душистость — и больше не дышать, не идти, не бежать...

 

«Нас преследуют? Мы нарушили заповеди? Это я нарушила. Ты хочешь спасти меня? Ты думаешь, нам удастся уйти? Конечно, я верю тебе! Когда я вижу свое отражение в твоих глазах — я готова поверить во что угодно, хотя точно знаю, там... на перевале... Нет, я не хочу этого знать!!!»

 

Четверо мужчин и одна девушка во влажном сумраке леса... Неяркие одежды, усталые лица...

Девушка споткнулась... Взмахнула руками, как птица крыльями:  капюшон темного плаща свалился с головы, и светлые волосы лавиной хлынули вдоль лица. Не удержалась на ногах... Падает...

Молодой мужчина, выделяющийся среди своих коренастых спутников высоким ростом и какой-то неуловимой грацией движений, успевает подхватить ее, и они тихо опускаются на землю. Девушка закрывает лицо руками. Некоторое время они сидят молча...

 

— Арлик, как на твоем языке звучит слово «надежда»? — спрашиваю я, отнимая руки от лица.

Он произносит... короткое, красивое по звучанию слово, но я не запоминаю его — ведь оно мне не пригодится... Арлик протягивает на раскрытой ладони несколько спелых ягод... Мне хочется собрать их губами, но мы не одни...

Кисло-сладкий... ослепительно-алый вкус ягод во рту, и только легкая горчинка внутри, в глубине... на самом донышке души — тихонько царапает сердце.

— Надо идти, — говорит он, — к вечеру мы должны добраться до урочища.

Я согласно киваю и встаю.

 

Сидим у догорающего костра. Каждый думает о чем-то своем. Я смотрю на Арлика и вспоминаю, как мы встретились — все это лето, пронизанное солнцем, украшенное радугами и высветленное дождями.

Я смотрю...

Я хочу запомнить...

Зачем?..

Ведь у Вечности ничего нельзя украсть, но я хочу...

 

Похудел... Высокие скулы заострились... Летний загар исчез, и на посветлевшей коже... глаза кажутся еще темнее.

Пламя костра, полыхающее в них, с каждым взмахом ресниц — оплавляет очередной кусочек моего сердца...

И единственная мысль, острой иглой застрявшая в левом виске: доползти, дойти, добежать, дорваться, наконец, до этого лица и этих губ, чуть обветренных, изогнутых в улыбке...

И... целовать, ощущая привкус дыма и еще чего-то... дремучего, инстинктивного, заставляющего забыть всякий стыд и раскалывающего мое сознание на мелкие осколки...

И... скользить пальцами по теплой, гладкой коже, пьянея от света, исходящего от твоего тела, чувствуя в самых кончиках – легкое покалывание...

И... ощущать твое нарастающее нетерпение и сбивающееся дыхание, заставляющее сердце бешено колотиться...

И... подстроится под твой ритм, добавив своей плавности и глубины...

И... плыть на этой волне — отдаваясь твоей воле и силе — захлебываясь от немыслимого наслаждения...

И... на самом высоком гребне, почувствовав миг безраздельного единения — слиться с твоим Светом, вспыхнув ослепительной звездой в твоих ладонях...

 

 

Вот сижу и думаю... блин — ведь я вся такая из себя умная, ироничная, знающая психологию, умеющая работать с энергетикой — всю жизнь манипулировала мужиками, как хотела. А тут... Мальчик — делает с моим сердцем  Бог весть знает что... Вернее, он и не делает ничего специально, а просто фактом своего существования  заставляет меня жить по-новому, неизвестному мне плану.  Он просто есть, и все! Причем, я вижу — не идеален, но он — НАСТОЯЩИЙ.

 

Крэйт, а скифы Тантру знали?

— Естесссно!.. С ними ребята работали с Алкилоны.

Название кажется мне смутно знакомым, но где это... не знаю. С другой стороны, что мне это знание даст? Тем более, воспоминания о трансцендентном переживании остались при мне. Наверное, на моем лице что-то такое разлилось, потому что шеф, понимающе глянув в мою сторону и улыбнувшись, сказал:

— Если он захочет, то вспомнит.

  • Буду рада за него... Крэйт, а скифы откуда взялись?
  • Геродота  почитай.

— Ты посоветуешь! Я в этих мифах совсем запуталась. Там в качестве родоначальника то Зевс, он же Юпитер, то Геракл — сын Зевса. Первого скифа звали Таргитай... Потом, оказывается, Геракл переспал с какой-то чудой-юдой хтонической, и у них родились первые скифские цари: Липоксай, Арпоксай и Колоксай. Короче, славно погуляли!

— А ты поверишь мне, если я скажу, что в крови у скифов была ДНК одного из народов Дзеты Сети, к которой добавили свои хромосомы  плеядеанцы, туранцы и лирианцы?

- Ух, ты! Это круче, чем у Геродота! Жаль, что они исчезли.

- Они воинами были, а воины долго не живут...

 

 

3.01.05

понедельник

 

Давеча гостили у меня Лора и Юджин.

Разговариваем с Лорой, и краем глаза вижу, как Юджин держит бокал с вином, вдыхает аромат и отпивает глоток — все это с аристократическим изяществом, чуть прикрыв свои мауглицкие глаза. И откуда у этого мальчика, рожденного в маленьком поселке, затерянном в горах, такие королевские жесты?

И тут до меня доходит, где я это видела... Летом, когда шлялась по прошлым жизням, там — в замке, где шел пир, и он сидел напротив меня — жест тот же самый... Ирреально!!!

 

Люююдиии! Скажите мне кто-нибудь... это я тогда будущее настоящее видела? Что-то я совсем запуталась.

 Ты ведь изменила надпись на гербе, который висел за его спиной, и теперь на внешнем плане видишь символические повторы — подсказывает мне Кларисса.

— Ну да, вместо «Nevermore» я написала «Forever» — поменяла «Никогда» на «Всегда». Да!? А если я еще что-нибудь изменю? — спрашиваю и, с замиранием сердца, жду...

— А что ты хочешь изменить? —  вмешивается в наш диалог Крэйт.

— Ну, скажем, там... на перевале, в горах, меня не убьют...

— Да ради Бога, под твою ответственность, только подумай хорошенько. — Шеф серьезен и торжественен, как обелиск, воздвигнутый в память о крестовом  походе.

— Думать, просчитывать... это скучно, — сморщившись как от кислого, говорю я.

— Тогда, валяй! — усмехается Крэйт. — Твоя воля — закон!

— Я что, самая главная, что ли? — спрашиваю потрясенно. — А ты? Я думала, ты руководишь!..

— Я только слегка корректирую события, чтобы ты не слишком поранилась в битве со своим здравым смыслом. Ты, вообще, знаешь, чего хочешь?

— Иногда знаю — иногда нет...

— Это диагноз, — шеф обменивается многозначительным взглядом с Клариссой. — Может, консилиум собрать?

— Ага, привяжите меня покрепче, а Юджин пусть за ножки держит, чтобы я уж точно не брыкалась, и вколите «здравого смысла» — кубиков двести!

— Ты что?!  Двести кубиков у нас у всех вместе взятых не наберется! — почти хором говорят они, округляя глаза.

— Зато у Юджина здравого смысла — хоть отбавляй! О!!! Может, прямое переливание сделать? Это будет фильм ужасов!!!

 

        ВНЕЗАПНАЯ АННИГИЛЯЦЦИЯ!!!  ВАУ!..

 

... И, изобразив на лице совершенно неземное удивление, со стоном валюсь на диванчик в операторском блоке.

Самый толстый из «глюков» не успевает увернуться, и я припечатываю его своим весом.

— А ты, чей такой — в крапинку? — разглядываю я чудика, хлопающего глазками подозрительно знакомого чайного цвета.

           — Я — Юджинов! — говорит он гордо и обиженно одновременно, надувая пушистые щеки.

— Свершилось!!! У Юджина появились «глюки»!!! — с хохотом вторично валюсь на диван, на этот раз бережно прижимая к себе тепленького «глюченка». — Наше дело правое! Победа будет за нами!

 

— Крэйт, — прошу я, отсмеявшись, — давай медаль учредим «За победу над здравым смыслом!»

— Да какие проблемы? Хоть сто пудов с гектара! — он хлопает себя по многочисленным карманам комбинезона  и, наконец, извлекает на свет сафьяновую коробочку с рунескриптом на крышечке. Затем медленно и торжественно открывает ее перед моим носом.

Там, в бирюзовом бархате, покоятся два истинных шедевра ювелирного искусства: платина, бриллианты — космический дизайн.

— Ни фига себе... именные! — восхищенно шепчет «глюченок».

— Тихо ты, не шурши своей эктоплазмой  — я и сама вижу. Да... классно! Надеюсь, это не те самые, которые посмертно выдают? —  пристально смотрю на шефа.

— Да тебе, родная, прямо сейчас могу вручить, — даже не улыбается.

— Неее, — скептически оглядываю свой наряд, состоящий из вельветовых шортиков и майки с надписью «You cant afford that» (Вам не по карману) — пожалуй, к этому туалету такое украшение не пойдет. Как-нибудь в другой раз.

— А я бы взял... — задумчиво говорит «глюк».

С изумлением смотрю на него:

— Какой ты хозяйственный, однако, и одновременно восторженный! — и  уже про себя думаю, — чем это так восторгнулся Юджин, что произвел на свет порцию такой своеобразной энергии? — А знаешь что, дружок, — обращаюсь я к «глюку», — хочешь жить в моей комнате?

«Глюченок» зажмуривается, а когда открывает глазки — в них горят  зеленые звездочки.

— А ты дашь мне имя? — с надеждой в голосе спрашивает он.

— Конечно, я буду называть тебя — Глори.

— А что это значит?

— Это значит, — на минуту задумываюсь, — триумф, слава, ореол.

А теперь, отправляйся ко мне и можешь спать в большом кресле, что стоит у окна. Только краски не трогай! — кричу уже вдогонку.

 

— Ну, ты прямо Гений Общения, — восхищается Элис, — даже «глюка» обольстила!

— Да уж, единственный, на кого не действует мое обаяние — это Юджин, да и ребята его жутко серьезные. Ты хоть видела, чтобы они смеялись?

— Ну, улыбаются иногда, — неуверенно говорит она.

— Вот-вот, это вы у меня хохотушки — вам только палец покажи.

— Только надо правильный палец показывать, — прыскает в ладошку Элис, — а то можно и схлопотать...

Несколько секунд смотрю недоуменно, а потом доходит, какой именно палец она имеет в виду, и тоже смеюсь.

 

Подхожу к столу, за которым расположился Лот, и сажусь напротив, подперев голову руками.

У него совсем светлые, словно северные озера, глаза с неожиданно длинными черными ресницами, которые прекрасно сочетаются с русыми волосами, перехваченными замшевым хайратником.  Ну, прямо эльф!  Невольно перевожу взгляд на уши. Лот, словно прочитав мои мысли, показывает свой профиль — вполне человеческий, мужественный, но без слащавости. Затем, он вновь склоняется к ноутбуку, и что-то там печатает, улыбаясь уголком рта.

Одет вполне демократично — в джинсы и футболку. Зато на руке... охренительной  раритетности швейцарские часы! Эффектно!

Лот вопросительно смотрит на меня: из его глаз исходит легкий такой холодок — но... в пределах нормы вежливости.

— А сколько сейчас времени в Реале? — задаю я совершенно идиотский вопрос (находчивая — ужас!)

— 15:07. — Он вполне доброжелателен.

— Пойду, пожалуй, позвоню Юджину...

— Ты можешь звонить прямо отсюда.

— А можно на монитор его вывести? – оживляюсь я.

Лот смотрит поверх меня — там, видимо, стоит Крэйт... затем разворачивает ко мне ноутбук и протягивает микрофон с наушниками.

На экране Юджин — на фоне полок с какими-то коробками.

— Да, зеленая униформа ему идет больше, чем синяя...

15:08 — соединение:

— Привет, — говорю я, — тут получила от тебя ответ в Инете из одного слова — просто потряслась от такой лаконичности!

Юджин смеется...

— Потом решила, что, наверное, денег на счету мало было — поэтому, вдвойне благодарна, что ответил.

Мы перебрасываемся еще несколькими фразами и через минуту прощаемся. В изнеможении опускаюсь в кресло.

—  Что, трудно тебе с ним? — сочувственно спрашивает Лот.

— «Трудно» — не то слово — это непрерывное, ужасно прекрасное падение вверх...

— Ты тоже любишь сочетание несочетаемого? — заглядывает мне в глаза.

— Я только это и люблю...

Лот понимающе кивает:

— Это по-нашему.

— Рада, что мы нашли общие точки соприкосновения.

— Взаимно, — Лот неожиданно широко улыбается.

У меня такое чувство, будто я от этой улыбки взлетаю к облакам. Как он это делает?

 

— Ну, как? — спрашивает Элис, подсаживаясь ко мне через некоторое время.

— Ваще-е-е-е! Если и остальные мужики такие же  я перееду сюда жить!

— А Юджин как же?

— А он здесь вообще бывает?

— Ну, бывает иногда – по ночам.

— Элис, и что он делает здесь, почему я его не вижу?

— Он спит.

— Ты это серьезно? Он приходит сюда спать?

— Ну да, здесь же сны интереснее...

— Ой, со мной сейчас истерика будет!!! Пожалуй, пойду я... — сдерживаю смех.

— Ты куда?

— Колыбельную пойду разучивать — для Юджина...

— Какую колыбельную? — недоумевает Элис.

Окидываю взглядом всю компанию. Самая интересная реакция у Джона — лицо бесстрастно, зато в глазах скачут чертики. Чертики в глазах Ангела — это оксюморон — обожаю!

— А вот!!! — Влезаю на стул и вдохновенно пою гимн первой квадры  — аэросмитовский «Amazing»:

 

            Офигенно!!!

Когда ты по концовке – видишь Свет!

Офигенно!!!

Когда все ништяк, и вокруг отстоя нет!

It’s  amazing!

And I’m saying a prayer for the desperate hearts tonight!

 

Под оглушительные аплодисменты делаю замысловатый пируэт, теряю равновесие и лечу... Я знаю, кто меня поймает. И Джон ловит меня, и бережно опускает на пол. Некоторое время мы стоим, потрясенно глядя друг на друга. Да... глаза, конечно, те еще – почти янтарного цвета, тигриные, гипнотические... Надо же! А издалека посмотришь — вроде ничего особенного. На Юджина очень похож: ростом, цветом волос, пластикой движений.

— А у тебя неплохо получается, и голос довольно приличный, — он все еще держит меня за талию.

— Ага, я в хоре мальчиков пела. В детстве... — медленно и с сожалением высвобождаюсь из его рук.

— Хочешь, мы с тобой порепетируем? Я эту вещь знаю.

— Джонни, ты просто Ангел!

— Ну да! — смущенно улыбается он.

Поднявшись на цыпочки, губами легко касаюсь его подбородка — выше просто не достаю... и ...

            Вываливаюсь в Реал...

Целых… дцать минут чувствую себя целостной и гениальной!  И это офигенно!!!

 

7.01.05

пятница

 

— Ри-и-и-и-и-и-иш!!!

Открываю глаза и подпрыгиваю от неожиданности! Передо мной стоит Джин — моя Кармическая Половинка, тот, кто в Реале носит имя Юджин.

— Ты что тут делаешь? — натягиваю одеяло до самого подбородка.

— Это сон...

— Да-а-а-а? — оглядываюсь по сторонам — окружающие предметы не торопятся стать опознанными. — Ты хочешь сказать, что снишься мне? — недоверчиво переспрашиваю я.

— Ну да...

— А зачем?

Этот вопрос ставит его в тупик, зато меня забавляет.

— Хочу с тобой поговорить, — произносит он, наконец.

Да, это точно сон: в реальности такие вещи происходить не могут и, между прочим — зря. Я обкладываюсь подушками и  устраиваюсь поудобней.

— А ты уверен, что мы оба спим?

— Вполне. — Джин усаживается в кресле напротив.

— А ты не боишься, что я сейчас что-нибудь такое... ка-а-а-ак вытворю?

— А ты меня не боишься, Риш? — перебрасывает вопрос как мячик.

Глаза длинные, темные и эта улыбка игрока — опасная, провоцирующая и обольстительная одновременно.

— Ну, наконец-то узнаЮ тебя, Половинка моя! Где ж тебя носило? — говорю с нежностью... — Значит, сейчас мы с тобой общаемся на уровне энергетических полей и тонких тел?

— Да, мы в астрале, не знаю только, в каком слое.

— Ой! Надо здесь метку какую-нибудь поставить. Давай подумаем, что можно сделать, а? — молитвенно складываю руки.

— Сейчас бы жезл тиетайский,  — задумчиво говорит Джин, — а ты мантры подходящие помнишь, или заклинания?

— Нет, — вздыхаю я удрученно.

 

За открытым окном царит волшебной красоты ночь. Небо усеяно крупными звездами. Вдали полыхают зарницы. Легкий ветер, насыщенный запахами моря, колышет шторы.

По лицу Джина скользят легкие тени, и оно постоянно меняется: лики прошлых воплощений проступают и пропадают... Зачарованно смотрю на этот магический театр, пытаясь что-то вспомнить, но никак не могу остановить мгновение, ухватить основной смысл...

— Риш... ты все такая же — звездная...

Волна золотистого света обрушивается на меня. Такое забытое ощущение...  Концентрируюсь... и отправляю ответный импульс.

— Джин, а как тут с сенсорикой?

— А никак! — ухмыльнувшись говорит он и протягивает руку. Пытаюсь дотронутся… ладони проходят сквозь друг друга...

— Так вот ты какая, космическая любовь! — грустно усмехаюсь я.

— Нет, это не астрал — там есть осязание. Это что-то повыше.

— Слушай, но я же не проваливаюсь сквозь тахту: ты тоже сидишь в кресле.

 — А может, мы уже умерли? —  Джин прикрывает глаза, складывает ручки как покойник и откидывается на спинку кресла.

— Знаешь, у меня однажды так с Крэйтом было — я прошла сквозь него.

— Кто такой Крэйт? — он открывает глаза и выпрямляется.

— Что значит, «кто такой Крэйт?» — обалдеваю я, — это наш шеф на тонком плане.

Теперь Джин смотрит на меня удивленно. Тут меня осеняет, наконец, и я спрашиваю:

 

— Как тебя зовут в твоей Реальности?

— Евгений.

— О, Боже! А меня как там зовут?

— Ирина.

— И сколько нам лет?

Называет цифры и выходит, что он старше меня...

— А как мы встретились?

— Моя фирма заключила контракт с художественной галереей на установку компьютерного оборудования, для лазерной инсталляции, автором которой являешься ты.

— С ума сойти! Есть аналогия. А дата какая сегодня?

— 7 января 2005 года – Рождественская ночь.

— Значит, получается, что мы живем в параллельных реальностях... —  Рассказываю ему свою историю.

— Неужели я так ужасен в твоей Реальности? — Джин обезоруживающе улыбчив.

— Ты просто умопомрачителен!!! Чудовище! Совершенно не понимаешь меня и не стремишься к общению! Нам бы надо поменяться местами, тогда бы мы лучше подходили друг другу по возрасту... — Я задумываюсь. — Знаешь, у меня, кажется, сейчас разжижение мозга начнется... Ведь у Юджина та же энергетика, частотность, аромат, жесты. Получается, что существуют дубли...

— А у вас, то есть у нас... тьфу, запутаться можно, физический контакт был?

— Ага, целых три раза, — меня разбирает смех. — Один раз за ручку подержала, второй раз — по чакрам прошлась, и один раз обняла на прощание.

— Не густо, — смеется Джин, — у меня, правда, еще меньше. У тебя ведь бой-френд жутко симпатичный — вы с ним как голуби — того гляди, поженитесь.

— И как же зовут бой-френда?

— Дима.

— Я так и думала.

— Знаешь что, — говорит Джин, и глаза его вспыхивают, — мне кажется, что мы с тобой лежим в каком-нибудь информационном хранилище на одной полке и одновременно смотрим разные фильмы.

— А мне еще более абсурдная идея пришла в голову, — спешу поделиться я, — мы с тобой являемся андрогинным существом о двух головах. Существо спит, а его головы видят разные сны.

— Ага, а наутро они проснулись... «Кто я? Где я?»... — ухахатывается Джин, — да... твоя шиза шизее!

— Скоро утро... Давай сходим к морю... — предлагаю я.

— Да какое море?! Это иллюзия. Мы с тобой в хронокапсуле  сидим — за дверью пустота... я проверял. И окно это — сплошная фикция!

Я вылезаю из-под одеяла и шлепаю босиком к двери. Открываю...

— Да-а-а-а! Полный Хумгат! Как у Фрая — коридор между мирами.

— У вас тоже есть такой писатель?

— Ясно дело, это же наш человек.

— А представляешь, пока мы тут сидим — там, может, Конец Света случится... Что ты об этом думаешь, Риш?

            — Джин, воображение у тебя — не приведи Господи! Мне кажется, это Перекресток Миров... Опять же — Рождественская ночь, ну и, наверное, мы до определенного уровня развития дошли — нам выдали свидание.

— Так вот что чувствовал Штирлиц в «Семнадцати мгновениях весны»?! — ухмыляется Джин.

— А ты-то, что чувствуешь?

 

8.01.05

суббота

 

Только набрала эту Рождественскую сказку, звонит Лора — второй раз за вечер, причем Юджин берет трубку и говорит, что они завтра придут в гости. Все это мажорным таким тоном. Обалдело смотрю на экран... Хмм…

Вот, что он чувствует. Значит, с ним на уровнях Сущности можно общаться — он понимает, а просто по-человечески — ему скучно. Я фиг знает на каком плане фигурки двигаю, ведь это же фантазии мои глюки, а оно в Реале аукается. Или все-таки совпадения?

 

— Эй! Ребята, я в какой реальности? У вас там ничего не глючит?

— Все штатно, — Лот, как всегда, серьезен.

— А где все?

— Юджин в Реале. Крэйт изучает очередной древний манускрипт. Девочки гадают на кофейной гуще...

— А Джон?

— Они с Семенычем играют в карты. А что это ты Джона так выделяешь?

— Кого хочу, того и выделяю. Мне понравилось, как он меня поймал — было очень уютно в его руках. Послушай, Лот, а мы с тобой случайно… не встречались в средневековье? Очень ты похож на одного человечка. Я как-то сидела у костра со странствующим рыцарем. Он дал мне отпить несколько глотков вина из фляжки — это было как причастие.

— А как выглядела фляжка?

— Железная, нет... скорее серебряная — с крестом, похожим на мальтийский, и четыре буквы по углам квадрата. Судя по одежде рыцаря, до образования Мальтийского ордена — еще как минимум триста лет.

— Такие фляжки делали у госпитальеров  в 12 веке.

— Ну-у-у... дак что, Сэр Добрый Рыцарь, мы будем признаваться  или отпираться?

— Извини, больше не могу ничего сказать.

— А ты не говори — ты мне в глаза посмотри.

 

Взмах ресниц...

Серые глаза... в них — серые облака, низко висящие над землей...  До самого горизонта поле, поросшее травой и чахлым кустарником.

Прямо у дороги, размытой утренним дождем — костерок, маленький, но уютный. У огня сидят двое: странствующий рыцарь и девочка, в одежде бродяжки. Она зябко кутается в ветхий плащ.

Мужчина вытаскивает из дорожной сумы лепешку, разламывает на две половинки и отдает большую часть девочке...

 

— Спасибо, Лот, — говорю я растроганно. — Слушай, тебе можно на дежурстве употреблять алкоголь?

— Почему нет? — усмехается он.

— И ты тоже от Юджина заразился? Честно говоря, я и сама так стала говорить. Есть в этом словосочетании какой-то аромат, правда?

— Угу... а что пить будем?

— Давай я глинтвейн сделаю.

— Это будет очень кстати, — изрекает Лот и как-то странно улыбается, пялясь в монитор.

— Там что-нибудь интересное?

— Сейчас — погоди минутку...

Дверь открывается — на пороге стоит Юджин, собственной персоной! Надпись на футболке поменял — что-то будет! На темно-зеленом фоне флюоресцирует «Fresh wind» (Свежий ветер). Ну-ну! Посмотрим, чем этот ветер нам очреватится.

— Та-а-ак! Распитие спиртных напитков в рабочее время — карается! — вещает он притворно-строгим тоном.

— Третьим будешь? — перебиваю я.

— Споить хотите?

— Ага... споить, связать и задать несколько вопросов.

— Это негуманно! — прикидывается оскорбленным Юджин. — Я буду жаловаться... Ммм… а куда здесь, кстати, можно жаловаться?

— В оккультную полицию, — брякаю первое, что приходит в голову.

— А что, есть такая? — Юджин удивленно смотрит то на меня, то на Лота.

Тот разводит руками, типа как вам угодно.

— Я где-то читала, что есть такая — в астрале. У них даже символика имеется – красный крест на черном фоне, — разливаю подогретое с пряностями вино по чашкам.

Тонкий, чуть горьковатый, аромат наполняет комнату.

— Может, кто-нибудь тост скажет? — спохватывается Юджин.

Лот задумчиво смотрит в окно на падающий снег и нарядную елку, что красуется в нашем дворике, потом поворачивается и... изрекает:

— А кто у нас главный провокатор, тот пусть и говорит.

— Это справедливо, — добавляет Юджин.

— Ладно, мальчики! — я оглядываю их обоих с нежностью. — Я хочу выпить за Мужчин с большой буквы! За силу их и доблесть, нежность их и ярость, чувство локтя и веру! Потому что нет безнадежной битвы, и след в сердцах — это  след навеки!   

 

10.01.05

понедельник

 

Реальность как-то исчезла из сферы моего внимания. Скоро, правда, в Эгрегор перееду жить — мысленно, конечно.

За эти праздничные дни Диимм приходил два раза — он очень быстро меняется, становится взрослей: в плечах шире, в речах свободней.

После разлуки мы общаемся, словно последние люди на Земле, наконец-то, нашедшие друг друга. По телефону иногда говорим откровенно — просто на грани фола!  Он учится общаться с женщиной. Я реплики подаю такие, ни одной его сверстнице в голову не придут и он легко парирует. И на ходу сценарий создается  я даже забываю,  сколько ему лет — так уверенно он маневрирует в трехсмысленных словесных конструкциях. И он прекрасно понимает, что это игра. Среди взрослых не часто встретишь таких собеседников. И этот его серебристый прохладный голос...

 

 

В Рождественскую ночь вдруг вспомнила, что надо желания загадывать.

Свечку зажгла, кинулась писать... На часы глянула — 3:33, и тут песенка по радио: «Бу-у-у-удет все, как ты захо-о-о-очешь!..» Класс!

В само Рождество ходили с Мишелем в гости к Алике и Ваду.  Там тоже писали разные пожелания, причем, поток какой-то раскрутили свадхистанистый, и по музыке пошли подтверждения.

 

А вчера Юджин и Лора были в гостях. Я решила вести себя тихо, говорить мало — дать возможность мальчику как-то себя проявить. Развлекал он нас часа два... Странное у него чувство времени. Не могу понять, чем он его отмеряет. Подозреваю, что количеством сказанных слов.

— Ты уходишь потому, что закончились слова?

— Да, я сказал уже свои три слова, — лицо серьезное, только в глазах тень усмешки.

Он кажется себе бесстрастным — как-то даже говорил об этом.

Издалека, если смотреть, глаза у него — как окошки в Хумгат. Что там варится за этими окошками? Как мне его из танка выманить?

Вроде, нашла уже форму общения корректную и даже церемонную: короче, базар фильтрую со страшной силой, но иногда срываюсь.

На прощание обнимаю его и случайно к щеке прислоняюсь щекой. Нет, аннигиляции не случилось. Мы стоим так несколько долгих мгновений, я даже успеваю подумать: «Интересно, кто первый начнет отстраняться?» — Он терпеливо ждет — молодец! Ощущение такое, будто обнимаешь пушистое, легкое облако, а человека внутри нет. Странно...

 

А сегодня с утра еще более странное чувство... Долго не могла определить, что это... Потом поняла — благоговение пропало — прямо, как отключили.

 

Недавно с Эйей разговаривали и пришли к выводу, что мы выкарабкались на новую ступеньку. Да уж, все лето я пыталась сделать это: сбивала коленки, обламывала ногти, изнывала от нетерпения, стенала… и даже билась головой.  А тут понимаю... Да! Уже! Стою, ручки растопырив, покачиваясь. Вокруг туман — не видно ни хрена! Зато ноздри щекочет запах... новый совсем — так пахнет Неизвестность. И в груди нарастает радость — такая у первооткрывателей бывает, наверное...

 

11.01.05

вторник

 

23:23 — Ну вот, спрашивается: зачем я попросила Лору передать Юджину, что я его обожаю? Вот, нафига гусю калоши? И, главное, радостно так — еще пару раз повторила — просто настояла! Трубку повесила, сижу и думаю: «Чего это я? Совсем сдурела... Ведь он не поймет, что это — от избытка радости существования и от ощущения, что общение — непреходящая ценность. Он и в любви, подозреваю, еще никому не объяснялся...»

 

— Крэйт, скажи мне — я дурочка?

— Нет, детка, ты все время норовишь ситуацию обострить — тебе скучно плюхаться в луже, и поэтому ты устраиваешь штормики крутизны неимоверной.

            — Ой, не хочу я больше!.. Надоело мне! Пойду сейчас, все порубаю и в землю закопаю!

— А Договор?

— Ты имеешь в виду тот, который мы подписываем перед очередным воплощением? Так он же двусторонний!.. Почему я его выполняю, а он ведет себя как чужой, а?

— А тебе никогда не приходило в голову, что именно это и записано в его половинке Договора?

— Ух, ты!..  Как здорово! — мрачно восхищаюсь я. — Умеют же некоторые устроиться!

— О чем ты говоришь? Ты подумай сама... Разве ему легко? Ты видишь, ЧТО он выбирает для себя?

— Но почему-у-у-у?

— Согласно своей Картины Мира.

— Значит, я должна подсовывать ему другие Картины Мира? А я подсовываю ему свои чувства... А зачем они ему нужны? Он в чувствах совершенно не разбирается... Хотя, может, он мог бы поучиться... Нет, это не входит в мою задачу. Тут самой бы разобраться: как эти сопли-вопли трансформировать во что-нибудь стоящее.

— Ну вот, а ты сомневалась в своих умственных способностях.

— Все равно я устала... Видеть никого не хочу!

— Ну, хочешь, я тебя на ручки возьму?

Растеряно хлопаю глазами. Крэйт сгребает меня в охапку. От него пахнет свежестью, как после грозы. Умиротворение и покой охватывают меня. Глаза слипаются.

— Куда ты меня несешь? — сонным голосом спрашиваю я и отключаюсь...

 

12.01.05

среда

 

Взялась читать «Вестника Друмма», чтобы посмотреть, с кем там Юджин себя ассоциирует. Ну, не знаю... Наверное, у меня к Люциферу свое собственное отношение, отличное от авторского. Люцифер переводится с латинского — «утренняя звезда» — имеется в виду Венера. Но и Дева Мария, и Иисус, и Иоанн Креститель в канонической литературе тоже называются «утренними звездами» — все они из одного гнезда.

Ну, конечно, драки на любителя. Не знаю... Читать на трех страницах, кто кого, чем и по которому месту стукнул... Хотя, в кино мне эти вещи нравятся.

В путешествиях по другим мирам — атмосфера неплохо передана — такое впечатление, что другим человеком написано. Возможно, действительно пишет бригада, как это сейчас делается. Иногда количество наворотов превосходит все мыслимые пределы — получается громоздко и не очень съедобно. Это немного забивает действие.

Терминология тоже забойная.

Диалоги иногда многозначительны. С чувством юмора — слабовато, хотя ближе к концу герои малость оживляются и даже начинают изредка смеяться. Наверное, я придираюсь, но мне кажется, ирония и, особенно, самоирония — это неотъемлемые качества настоящего супермена. Вообще, когда человек слишком долго серьезен — это меня настораживает.

У героя, конечно, психотип «Дон Кихота», но какой-то он картонный... Как говорил Станиславский: «Не верю!»

14:14 — звоню Юджину, чтобы поделиться своими впечатлениями.

Как же! Размечталась... Ему — некогда!

 

            14:15

Все в сборе? Видели? Слышали? — в сердцах обращаюсь к притихшей Команде. — Ну, что скажете? Может, посоветуете что-нибудь? Вы почему глазки все отводите? Вам за кого стыдно? Может... я чего-то не понимаю? Я же не владею всей информацией... У меня куча знакомых, с которыми мне приятно общаться. Им тоже, надеюсь, нравится обмениваться со мной приятием. Возможно, это не скромно, да и наплевать, но я считаю себя интересным собеседником.

И что? Почему, спрашивается, мне приходится скакать вокруг этого... Чуда Природы, чтобы как-то привлечь его внимание? Аааа… он будущий Вождь Антарктиды или Начальник Гималаев — снимаю шляпу по этому поводу 27 раз и делаю книксен, но при всей моей любви к этому человеку, я не могу позволить себе навязываться.

Все!!! Баста!!!

Больше не буду ему звонить и писать сама! Будут с его стороны вопросы — будут с моей стороны ответы.

А повесть я могу писать совершенно самостоятельно, причем, оставляю за собой право — вытворять все, что мне заблагорассудится и, уж поверьте, чикаться с главным героем не буду — тем более, что текст он не читает.

Джон, тебе что-то не нравится, или мне показалось?

Если кому-то не по душе мое признание... Если кто-то не одобряет мое решение, он может в любой момент отправиться в долгосрочный отпуск в любом направлении, или просто «спрыгнуть с орбиты».

Объявляю всем благодарности с занесением в личные дела!

Я ВСЕХ ВАС ЛЮБЛЮ!

С завтрашнего дня начинаем жить по-новому!

 

Включаю ВВС:

 

Победитель будет прав!

Проигравший — просто жив...

Остальное — лишь игра —

Под названием «сэ ля ви».

 

13.01.05

четверг

 

Вчера была у Игрека на психодраме. Не могу сказать, что у меня на данный момент есть проблемы, которые требуют участия психолога, но утром пришла к выводу, у меня тоже были психотравмы по «сексуалке». Каким-то чудом сама сумела с этим разобраться. Запас прочности, что ли у меня хороший, а может, я научилась принимать все таким, как оно есть, но, скорее всего — это умение «встать над игрой», вовремя сменить роль, или просто посмеяться над собой. Если бы не ирония и смешливость, то к доктору… как пить дать на прием.

 

У Ангела с Игреком — смена направления или антракт. Я ей предложила  исходить из того, что ситуация вполне тренинговая. Ну, выдали тренажерчик для открытия сердца. Условия игры не слишком жесткие — не то, что у меня.

Просто торопиться не надо и предъявлять претензии.

Вот ведь, что странно: почему нам всегда кажется, что ЭТО с нами в последний раз, и что лучше уже не будет?

 

Позвонила Гелла — она прочитала начало моей повести, и отзыв вполне позитивный. Хочется верить, что это не пустой комплимент. Ее мнение для меня важно, так как она, несомненно, обладает литературным вкусом.

 

Стою в магазине перед витриной с шоколадом — выбираю. Справа маячат две высокие мужские фигуры, из серии «атлантидские мальчики». Взгляд мой скользит снизу вверх... останавливается на лице одного из них. Скуластый, темноволосый — янтарно-желтая радужка глаз — как у Джона. Зачарованно смотрю — какая прелесть!

В это время какая-то дама у соседней витрины громко спрашивает у продавщицы: «У вас подарочный набор «Командор» есть?» — «Да», — отвечает та. — «Так-так-так!» — щелкаю я втихаря пальцами, выдавая разрешение пространству на реализацию и, на всякий случай, оглядываюсь по сторонам. А вдруг уже?!

Конечно, Командор Крэйт — это явление, довольно неожиданное для меня, вызывающее массу позитивных эмоций. Если он проявится  в Реале — буду собой гордиться.

 

14.01.05

пятница

 

01:10 — Крэйт, я все хочу спросить тебя, что это такое было в Рождественскую ночь? Это действительно был Перекресток Миров?

— Похоже, что так... Ребята параметры засекли, но не полностью. Как тебе удалось так высоко забраться?

— Я еще летом об этом думала и хотела, но не знала как.

Мы сидим с Командором у стойки бара в гостиной на высоких табуретах, обитых мехом. Тихо играет музычка. Крэйт смешал себе «Дайкири» — помнится, это любимый коктейль Хемингуэя из белого сухого рома. Я поочередно прикладываюсь, то к чашке с горячим шоколадом, то к стакану с холодной водой.

— Я так и не поняла механизм случившегося.

— А зачем тебе понимать? Ты что, диссертацию собираешься защищать? — взгляд шефа спокоен и благожелателен. — Твое дело — хотеть, чувствовать, проживать свои ощущения и писать об этом.

Замираю с не донесенной до рта ложечкой:

— Ну-ка — ну-ка!.. Это что-то новенькое! Расставь-ка приоритеты! А у Юджина какая роль?

— Юджин... на текущий момент — твой даймон, — говорит Крэйт, вздохнув.

Молча размешиваю шоколад, пытаясь пристроить эту сногсшибательную информацию в мозг:

— Даймон — это вдохновитель — мужской вариант музы? Я правильно понимаю?

— Вполне, — шеф покачивает хрустальным стаканом. Кубики льда в золотистой жидкости кружатся по спирали.

— Значит, он для меня, а не я для него? Мне его подсунули, чтобы раскрутить меня на творчество? Вам нужен преобразователь энергии?

— Ты все правильно понимаешь. Затем, он становится преобразователем и передает это кому-то еще — если захочет... Так или иначе, ему нужно первоначальное ускорение, и ты можешь ему помочь.

— Подожди, Крэйт... Значит, моя настоящая кармическая Половинка — это Джин, с которым я встретилась в Рождественскую ночь, и он живет в другой Реальности под именем Евгений?

           — Джин и Риш — это ваши части с очень высокого плана. Но есть еще Джи и Ри — это ваши высшие «Я».

— Я просто одухотворенный дубль Ри?

— Ну, как ты не понимаешь? Представь, что Ри — это целый фильм, состоящий из кадриков — Риш, Айриш, Ирина, ЛилА... и еще куча других личностей из разных миров и времен — все одновременно здесь и сейчас, и все это ты. Кадры не склеены последовательно, а вставлены один в другой.  

— Ой, подожди, дай-ка мне глотнуть чего-нибудь покрепче для прояснения мозгов, — наливаю себе из первой попавшейся бутылки, выпиваю... и не чувствую вкуса, что совершенно не характерно для меня. — Тогда, получается, что главные игроки — это Джи и Ри?

— Так видится из твоей реальности.

— И что нужно делать, чтобы дойти до этого уровня?

— Повышать частотность.

— А энергетика?

— Бери, сколько освоишь.

— А какие ограничители?

Крэйт качает головой:

— Ну, ты практичная — жутко! От Юджина нахваталась? На первом этапе, законы твоей Реальности являются ограничителями, но ты же знаешь, что «нет никакой ложки». «Матрицу» смотрела?

— Ага, — говорю я, — ощущая, как шевелятся волосы на голове — вот так, наверное, и «едет крыша», а может, открывается верхняя чакра... хэхх! — Значит, я действительно могу творить силой мысли? — спрашиваю с глупой улыбкой.

— Судя по твоей улыбке, представляю... что именно ты собираешься сотворить немедленно: потому, что известно — «вшивый всегда о бане думает».

— И что?..

— Ты хочешь создать Юджина, влюбленного в тебя. Ну, давай, я тебе сейчас двадцать семь Юджинов поставлю в ряд!

С тихим смехом сползаю с табурета. Мне делается дурно от такой перспективы! Крэйт присоединяется к моему веселью.

Отсмеявшись, опять влезаю на табурет и уже совершенно серьезно, глядя ему в глаза, и немного волнуясь, говорю:

— Ты не угадал, Крэйт. Я хочу материализовать в Реале тебя.

И тут... в гостиную входит... Юджин...

Мы с шефом, продолжая неотрывно смотреть, друг на друга, одновременно щелкаем пальцами и говорим: «Ра-а-а-аз...»

 

22:22 — Утром читала  симоронскую книжку и вычитала там про «волшебный аршин», при помощи которого можно подходить к любой проблеме со своей симоронской меркой. Стала думать: «Из чего бы этот «аршин» сварганить?» В книге предлагается на выбор любой предмет: от швабры - до презерватива, в зависимости от проблемы, с которой собираешься работать. Если хочешь, чтобы она показалась тебе маленькой — меряй чем-нибудь крупногабаритным. А если, например, хочешь измерить собственное обаяние или гениальность, то подойдут рисовые зернышки.

 

Днем приходила Лора, принесла прочитанную Юджином книгу.

 

Вечером собралась идти к Рине, чтобы проведать ее. Перед уходом, взяла книгу, чтобы поставить на место, и еще подумала: «Хоть бы раз он оставил в книге что-нибудь свое!»

...И тут из книги выпадает голубая линеечка из мягкого пластика — 20 сантиметров длиной, З8 миллиметров шириной, с голографическим изображением облаков и надписью — «Мечта хозяйки». От нее исходит слабый аромат сигаретного дыма. На мгновение моя сенсорика встает на дыбы, и я понимаю, что именно чувствуют фетишисты...

 

Вот она — линеечка его опыта! Вот чем он меня меряет! И ржу как ненормальная, потому что количество смыслов, заложенных в этом «знаке» — превышает всякие нормы приличия. Но главное — это самый настоящий «симоронский аршин», заряженный красноаурной мужской энергией и... размер... такой — симпатичный... Действительно — мечта любой хозяйки! Хи-хи!!!

«О! Сейчас мы с Риной измерим свою сексапильность — забабахаем ритуальчик на этой энергетике», — думаю я, одеваясь и укладывая в карман пуховика «аршин».

В подъезде громко играет музыка — «Hot RideProdidgy»  — ооочень оргазмическая штучка!

 

Хорошо, что на улице темно, и никто не видит моей танцующей походки.

Прежде чем перейти проспект, останавливаюсь, чтобы пропустить вереницу машин, но стоять спокойно не могу — тело продолжает двигаться в микродвижениях... Возле меня тормозит белая иномарка. Стекло опускается и глазастый мальчик, лет двадцати пяти, спрашивает:

— Вам куда?

— Я еще не придумала.

Почему мальчики меня считывают? Надо было попросить, чтобы перевез меня на противоположную сторону проспекта… хы-хы!

Новенькое поколение способно к невербальному общению, но им трудно облечь свои чувства в слова, зато мои ровесники — много говорят и плохо чувствуют. Я, пожалуй, тоже много болтаю... лишнего...

Вываливаю на Рину феерическую начинку своего воспаленного мозга.

Она очень точно расставляет акценты — классная у нее структурная логика. Как-то она схватывает всегда самую суть проблемы, начинает вертеть ее, рассматривая со всех сторон, а потом показывает именно в таком ракурсе, о котором я меньше всего думала. И что еще в ней меня потрясает, так это магическая власть над окружающим пространством: оно прямо-таки подыгрывает ей иногда.

Ритуал мы с ней, конечно, провели, а как же?!

 

Кстати, слово «Мечта» на «аршине» — это название, кажется, майонеза.

Если разложить в бисерной технике, получится — май-он-ез (my-on-yes)!!! Да!!! Или май он йессс… Опять месяц май? Люблю играть со словами.

ШИЗА КОСИТ НАШИ РЯДЫ!!!

 

 

15.01.05

суббота

 

03:03 — Хорошо хоть, понимаю, что это игра! Но это, если изнутри смотреть, а снаружи — полный бред!.. Самое прикольное, что осознала: наконец-то мне удалось снять Юджина с пьедестала. Притомилась я валяться у подножия. Хотела написать «распятой», потом – «распнутой», два-пнутой и три-пнутой...

Конечно, он может легко забраться обратно, но для этого необходимы какие-то действия, а ему это, слава Богу, не надо. Более того, подозреваю, что он и не понимает, какой спектакль разыгрывается вокруг него. Сценарий-то… в моей голове рождается и там же играется, но когда записывается… иногда происходят странные вещи. Но они у меня случаются, а у мальчика собственная жизнь.

Сейчас увидела разрыв по качеству между Джином и Юджином — между сущностью, обитающей на тонком плане, и личностью, живущей в Эгрегоре — про Реал, вообще лучше молчать. И, хотя все персонажи виртуальны, как-то я резко протрезвела. Юджин старательно ограничивает межличностные контакты.

Белая лестница, которую я вижу на тонком плане, символизирует это расстояние. Есть ли смысл тащить его вверх насильно? Может все задумано, чтоб я поднималась самостоятельно.

 

20:02 — Вика недавно была в гостях, посмотрела фотографию Юджина и сказала:

— Да, у мальчика миссия. На данном этапе он представляет собой  техногенную с виду конструкцию совершенно непонятного назначения. Чтобы «довести ее до ума», сделать работающей — понадобятся усилия еще нескольких человек: если он, конечно, сам захочет меняться.

Еще подарила мне странный рисунок и свое стихотворение. Стих мистический и, если вдуматься, очень точно отображает текущий момент моей жизни, а намек на будущее такой — аж мурашки бегут!

Вика — это мистика в квадрате! Про таких всегда говорили — не от мира сего. И точней не скажешь. Сама она, видимо, знает, откуда пришла и кем была: но что делать здесь и сейчас, обладая таким потенциалом — ей неведомо. Пока она наблюдает и размышляет.

 

17.01.05

понедельник

 

Вчера с Дииммом часа четыре гуляли по городу. Чего-то такое висело в воздухе невысказанное, и от этого было грустно. Уже на остановку автобусную пошли, чтобы по домам разъехаться, и вдруг он говорит:

— Что-то не хочется мне тебя отпускать...

И это было само то, что мог бы сказать мужчина. Я с лету превратилась в маленькую девочку, и мы пошли в «Детский мир» смотреть игрушки. Полчаса, проведенные среди пушистых ведмедиков, слоников и прочих чудиков, восстановили мое душевное равновесие, правда, ненадолго.

Мне кинестетики не хватает. Надо, чтоб кто-то по головке погладил и к груди прижал. На самом деле — это всеобщая проблема — люди постоянно отгораживаются друг от друга. Даже танцуют сейчас порознь — в группе.

 

Всю ночь читала Калинаускаса «Мужчина и женщина за порогом Рая».

К утру поняла, что со мной происходит, но от этого не легче, потому что не понятно, как с этим жить дальше. Дошло, наконец, от чего попер весь этот эрос. Юджину не хватает витальной энергии. Пробой у него на сексуальной чакре, похоже, а мне же хочется восполнить. Или это у меня пробой? Хм… Нет, Эйя бы сразу углядела. Надо что-то делать, а то меня уже выносит на тонкий план, и я фонтанирую там со страшной силой, пытаясь передать ему хоть крошечку жизнелюбия.

Выхода два, как всегда: продолжать раскручивать всю эту «винегретику» в автономном режиме — что-то он все равно неосознанно снимает с тонкого плана, и это идет на процесс его трансформации. Но это жертва... Нужна ли она? Готова ли я сделать это, ничего не получая взамен, не имея возможности корректировать и не видя конечного результата — вслепую?

И второй вариант: все обрубить, закопать и заземлиться, если только не разнесет на мелкие кусочки.

Короче, стоит он у меня на пьедестале или нет, роли не играет.

И что делать с собственным самолюбием? Вот где собака порылась... оказывается! Вот с чем я не могу справиться, на самом деле!

 

17:11 — позвонила  Натуся.  В ходе разговора выяснилось, что она хочет выиграть миллион долларов, чтобы организовать Духовный Центр, куда люди могли бы приходить и ОБЩАТЬСЯ на любых уровнях, обмениваться своими картинами мира, учиться друг у друга — ДОМ, ГДЕ ОТКРЫВАЮТСЯ СЕРДЦА.

                                             

Да, это было бы здорово! Мы стали раскручивать «картинку», добавляя детали. Мне уже что-то замерещилось... Надо втянуть как можно больше людей в визуализацию, чтобы запрос стал весомей, и  - ДА БУДЕТ ТАК!!!

 

21.01.05

пятница                                                                                       

 

Что-то опять себя в ад загоняю. И ведь понимаю, что сама. Уже со всех сторон мне говорят — отпусти его или прими целиком, со всеми недостатками. У космобабушек вчера разговор шел о контролировании детей и мужчин. С Эйей сегодня тоже — об идеализации, пьедесталах и безусловной любви. Добил меня один мужик в магазине.

Покупаю сахар и вафли — у продавщицы нет «соток», чтобы дать сдачу, и она уходит разменивать в соседний отдел. Я жду. Мужик, стоящий прямо за мной  (такой маршал Жуков), вдруг говорит: «Мне бы ваши проблемы!..»

Сразу включается «картинка» - КАК он решает мои проблемы, и меня разбирает смех — я понимаю всю абсурдность своей проблемы в частности и абсурдность жизни вообще.

Я просто жду, что придет НЕКТО, желательно, мужчина, и капнет мне на верхнюю чакру сахасрару что-нить, чтоб пронзило меня насквозь, потрясло до основания, и я, наконец, просветлела. Но вся загвоздка в том, что, чтобы произвести на меня впечатление, мужчина должен быть как минимум: Долоховым, Калинаускасом или Авессаломом Подводным.

Так. Замечательно! А Юджин чем меня впечатляет? Ему до этих товарищей пока далеко. Что? Внешность? Нет. Я так понимаю, он «инструмент», с помощью которого я могу что-то такое понять про себя.

В медитации увидела какого-то товарища интересного — Мотоциклиста... Лица не видно — шлем закрыт дымчатым забралом, только губы... И еще руки — красивые: на левой — царапина...

Сняла с полки книгу, которую недавно читал Юджин, открыла, а там про то же самое — про безусловную любовь, и герой себя долбает за то, что не знает, КАК ЭТО ПОНЯТЬ И ПОЧУВСТВОВАТЬ. И еще сценка одна со старушкой в лифте, которая пристает со своей любовью к главному герою. Мне стало смешно и грустно одновременно. Ох, чувствую, не зря я на этом месте книгу открыла — старушка эта, видимо мне и аукается…

 

Сейчас жду одного интересного человека в гости.

 

Приходил Шаман — такой «Габен», немного замороченный на правильном образе жизни, в смысле тонких тел. Голодает уже десять дней — стоик, сердце открыто, источает приятие, но это почему-то не потрясает. И я со своим закрытым сердцем чувствую, что он старательно играет роль — по общепринятым правилам. Хочется сказать: «Да уже расслабься ты — живи, как тебе нравится — на полную катушку — без оглядки на авторитеты!»

И что у мужиков за мания — не могут они без авторитетов?!

А я? Так мне не авторитет нужен, а близкий к моему идеалу.

Ну, блин, потрясите меня уже! Хоть бы один когда-нибудь сказанул что-нибудь такое, чтобы пробило от макушки до пяток! И чтоб все совпало — слова, энергетика и внешность!

Вот с Юджином у нас в совмещенном гороскопе написано, что мы можем на ментале, просто разговаривая, ввести друг друга в экстатическое состояние.

И я в этом уверенна на сто процентов!

Я прямо сейчас могу — чувствую, есть у меня потенциал.

Но это ж, какой уровень доверия должен быть?! И сколько же это времени должно пройти, чтобы у него появились нужные слова?

Ох, если бы ему было, что сказать... он бы сказанул! Я несколько раз видела у него такое выражение на лице...

НУ, ДАВАЙ, ЗОЛОТИНКА, НАБИРАЙСЯ ЗНАНИЙ И УМЕНИЙ —ПРИПЕЧАТАЙ  МЕНЯ НА МЕНТАЛЕ!!! ТЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ КАК Я ЖДУ ЭТОГО...

 

23.01.05

воскресенье

 

Чем это таким вкусненьким пахнет? Похоже, на кухне девочки мои священнодействуют.

Кухня у нас потрясающая: средневековая кладка стен, деревянные балки под потолком, а по стенам развешены полочки из темного дуба со старинной медной и керамической посудой. При этом, все оборудование в стиле хай-тек — стекло и металл, а обеденный стол со стульями прямо из дворца... Но больше всего меня потрясает вид из окна — там... средневековая улочка и люди ходят в соответствующей эпохе одежде.

 

— У нас намечается Праздник Живота? — спрашиваю с надеждой.

— Скорее — День восточной кухни.

— Ой, дайте че-нить попробовать... м-м-м... Это соус? На блюдечко капните чуток... Вкуснятина! С таким соусом можно табуретку съесть!

— Может, дождешься ужина все-таки? — Кицуоки смотрит с укоризной. — Поела бы как белый человек.

— Я голодный человек, — говорю с набитым ртом, — жаждущий сенсорных удовольствий — немедленно!

— Может, тебе еще спинку почесать? — спрашивает Элис.

 

Мгновение прислушиваюсь к себе:

— Нет, это, пожалуй, на десерт оставим...

— Может, мальчиков с опахалами пригласить? — Клэр подкладывает аппетитно обжаренный кусочек мяса.

— Ой, нет, мальчиков я уже не переварю!  Дайте запить... Это вино? Божественно!.. Как поцелуй Адама после грехопадения!

Вся компания замирает, потрясенно глядя на меня.

— Вы чего это? Да метафора это —  успокойтесь!

— Ты что-то такая веселая, того гляди... заплачешь сейчас, — Кицуоки поглядывает на меня с сомнением.

— Ну и заплачу... Кому какое дело? Я уже ничего не понимаю. Сбой какой-то в Реале случился. Все зависло, а информации нет. Юджин весь такой ироничный и даже саркастический... Я, может, слишком их опекаю с Лорой, и это протест? Или я задела его самолюбие. Мне иногда так больно, когда он молчит, что убила бы его!

Дверь плавно отъезжает в сторону. На пороге стоит Юджин, собственной персоной:

— Кофе есть? — он, не торопясь, оглядывает всех и останавливается взглядом на мне. —  Готовим покушение? Требуются профессионалы, м? — спрашивает он с усмешкой.

«Интересно, он понял, что речь идет о нем?»

Вот, иногда, смотрю на него снизу вверх, и странное чувство охватывает меня — в памяти всплывают страх и ненависть одновременно... Убивал он меня, что ли, в какой-то жизни? Прямо «шерсть встает дыбом»!

Зато когда смотрю на него сверху вниз — от нежности щиплет в глазах...

 

Пока наливаю кофе в чашки, девочки мои тихо испаряются, и мы с Юджином остаемся вдвоем.

— Юджин, — прерываю молчание, — может, я тебя чем-нибудь обидела?

Он пожимает плечами, бросает неопределенный такой взгляд и принимается старательно намазывать бутерброд. Жуть!..

— У меня такое ощущение, что ты поставил точку в наших отношениях, хотя это трудно назвать отношениями. Я все думаю, а может, это многоточие? При этом я стараюсь не задавать неудобных вопросов — сама подставляюсь со страшной силой...

— А зачем? — он закуривает сигарету.

— Я не хочу тебя терять...

Он рассеяно смотрит в окно и молчит...

«Просто супер!!! Где мой танк?!!»

— Ладно, — говорю, — вижу, что все без толку. Когда-нибудь эта ситуация вернется к тебе, но только уже ты... будешь в моем положении.

— Тяжело со мной общаться? — вдруг спрашивает Юджин. — Я чудовище.

«Что я могу ответить: что главное для меня то, что он рядом, что его значимость не поддается исчислению?»

Наконец, нахожу нужные слова:

— Есть такая сказка — «Аленький цветочек»  называется... Я хочу —  расколдовать тебя.

 

...И тут — звонит Лора... Этот Разбиватель сердец и в Реале абсолютно индифферентен  — слышно по интонациям.

И вдруг, Лора предлагает:

— Давай, я спрошу у него, что случилось, и почему он так к тебе относится.

Начинаю в уме прокручивать возможные вероятности, хотя и так понятно, что дело — дохлое. Ну, как он может относиться к посторонней немолодой тетке? В это мгновение — связь обрывается!

Задумчиво смотрю на телефон... Несколько раз порываюсь позвонить и отменить это действо, но потом передумываю. Ведь не случайно прервалось... Случайность — есть проявление и дополнение необходимости.

Да гори оно огнем!!! Есть, конечно, вероятность, что поссорятся из-за меня, но, скорее всего, он просто откажется говорить на эту тему.

 

Вечером у Лап Лапыча на дискотеке вытанцовывала свое похоронное настроение под «шпонгл» — это психоделический музон, очень точно в мой ритм попал.

Спрашиваю у Пилата:

— Точка или запятая?

— Точка!

«Ясен пень. Разве такие, как он, ставят запятые?»

— Из точки легко сделать многоточие, — улыбается Серж.

 

Значица, будем осваивать точку.

 

24.01.05

понедельник

 

Днем звонит Ангел:

— Ну, что, закопала уже?

— Нет.

— Памятник  придумываешь?

  • Веду обмер, чтобы не промахнуться...

 

25.01.05

вторник

 

— Крэйт, я хочу пережить экстатическое состояние!

— Да ты и так все время в Космосе летаешь.

— Это в медитации, а я хочу в Реале пережить, только не с кем...

Сижу в кабинете у Командора в большом кожаном кресле, подобрав под себя ноги и почти утонув в свитере из черной «ангорки». Свитер явно с чужого плеча — судя по размеру. Ткнувшись носом в воротник, вдыхаю слабый аромат незнакомых сигарет.

«Интересно, чей это, и как я в нем оказалась?»

Наверное, у меня совсем странное выражение на лице, потому что Командор, сжалившись, говорит:

— Это свитер Джона.

— Да-а-а?! —  меня обволакивает мощная, гибкая, немного тревожная и незнакомая вибрация. — Я надеюсь, не применяла никаких насильственных приемов, отбирая у него эту вещь?

— Ты уснула на террасе, и Джон укрыл тебя свитером.

Что-то муркает в сердце.

— Слушай, Крэйт, я раньше как-то не задумывалась, а тут мне пришло в голову... У Ангелов что, специализация есть?

— Ну, в общем, есть, — задумчиво говорит шеф, продолжая ковыряться в шестеренках и пружинках. Он возится со старинными часами. А ведь мог бы просто силой намерения заставить их работать.

— Ага, значит, Лот — это мозги,  Джон — сердце, а Семеныч — отвечает за тело.

— Все правильно, но в непредвиденной ситуации они могут спокойно подменять друг друга. А что это тебя так заинтересовало? — шеф подносит к глазам большую лупу и разглядывает меня через нее.

Зачарованно смотрю на большущий глаз — пестрая радужка переливается оттенками синего, зеленого и золотистого... Голова начинает кружиться —  словно мчишься сквозь поток воды, пронизанный солнцем... Усилием воли стряхиваю наваждение.

— Не знаю, как-то я прониклась симпатией к Джону. Мурчит у меня внутри... Вот. Он мне давеча песенку спел...

— А ты слышала, как Юджин поет?

— Нет, он не удостоил меня такой чести. Ой, не напоминай мне о нем — я опять расстроюсь!

— Айриш, тебе просто необходимо принять его в Реале со всеми его закидонами.

— Я знаю. Но он-то меня не принимает. Ты же видишь, как он ведет себя последнее время.

— Вижу. — Командор роняет какую-то детальку и ловит ее на лету.

И я замечаю на его левой руке царапину — такую же, как у Мотоциклиста... О! Словно спохватившись, он накрывает это место правой ладонью, а когда отнимает ее — никакой царапины уже нет... Ну, дела!

— Вот заметь, я не спрашиваю у тебя — почему он это делает. Конечно, я его провоцирую, пытаюсь что-то узнать, понять... Он отмахивается от меня как от мушки — пытается игнорировать. Во, блин, дожилась!!! Меня еще ни один мужик в такую позу не ставил! Ну, ладно, я замолчу, он будет молчать... И что?

— А ты логику отключи. Перестань копаться в мозгах и в сердце. Просто прими все по факту. Ты же все оцениваешь, всему придаешь значение. Мало того, ты хочешь донести до него свои переживания, ощущения и оценки.

— Да, я хочу общаться. А разве можно общаться по-другому? Я хочу знать его мнение по разным вопросам: что он любит, что не любит, что чувствует...

— Ты хочешь сравнить?

— Я хочу найти общее.

— Для чего? — Крэйт завинчивает последний винтик.

— Наверное, чтобы сопережить... Не знаю. Я устала выворачиваться наизнанку. Скажи мне, Крэйт, он что, не готов к такому общению?

— Не дави на него авторитетом и чувствами.

— Крэйт, ты не ответил на мой вопрос.

— Он выбрал такую линию поведения. Это его право. Тебе придется принять это.

— Хорошо, я попробую.

Шеф вставляет часовой механизм в корпус, разворачивает его ко мне и касается маятника — часы оживают. Это сказочный домик, украшенный затейливыми финтифлюшками и позолотой. Минутная стрелка приближается к двенадцати...

— Сейчас кто-то вылетит, —  улыбаясь, говорит шеф.

Раздаются мелодичные телебомчики, дверца домика медленно открывается: райская ПТИЧКА, сверкая изумрудными глазками, расправляет золотые крылышки и свиристит что-то нежное...

 

14:30 – пришел Шаман и провел шаманский ритуал.

 

Приняла как игру — подыграла. Ох, контролеры мои переполошились! Даже мои Животные Силы — Тигр и Лиса — примчались... и расселись слева и справа от меня. Мой кот Лаврентий вылез из своего закутка и улегся рядом — охранничек!..

На ментале я, конечно, не загрузилась от этого ритуала. Что он мне может сказать, чего я не знаю? Всю шаманскую Картину Мира я знаю, и это моя любимая Картина. Но на эмоциональном плане что-то сдвинулось... Я даже позволила себе заплакать. Но полностью все-таки не доверилась, хотя — Шаман старался.

 

Энергии интересно ощущались — особенно стихии воды и воздуха.

И вообще, весь антураж: костюм шаманский, бубен, хомуз, прочие прибамбасы — создавали хороший видеоряд.

Выдал он мне Духа Проводника с именем Тэмус. Я его увидела как молодого шамана в одежде из светлого меха — сероглазого, с выгоревшими на солнце длинными волосами. Что-то в нем снежное есть, вкрадчиво мягкое, спокойное. Что касается его Силы — познакомимся ближе — посмотрим.

Ох, мужиков у меня на тонком плане! Надеюсь, все уживутся!

Самое интересное было, когда положила на стол фотографию Юджина и задала свой вопрос. Я увидела, как сопротивлялся маятник — прежде, чем ответить «да»... Хотя это «да» все равно неминуемо.

 

ЮДЖИН, ТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО КРУТ!!!

 

26.01.05

среда

 

В обед пришла Лора, принесла дискетку с фотографиями. Юджиновская фотография не открылась... Во, законопатился мальчик!!!

Что касается ее разговора с Юджином, как я и предполагала, он взорвался и отказался говорить. Когда человеку по барабану — он просто лениво отмахивается. Хотя, возможно, Лора его просто допекла и, действительно, влезла не вовремя.

Сегодня получила целых три урока.

Первый мне преподала Лора — ощутимо так тряхнуло: я секунд на десять контроль потеряла — наверное, даже в лице изменилась. Не знаю, успела ли она понять это. Прощаемся с ней уже, и я прошу:

 

— Передай Юджину то-то и то-то, — а потом, немного подумав, — нет, лучше ничего не говори.

И тут она выдает:

— Да я бы и так ничего не передала... потому, что это ему не надо.

Интонация совершенно инквизиторская: убеждена в своей правоте стопроцентно. Оно, конечно, может так и есть... А с другой стороны — кто может знать, как наше слово отзовется?

Значит, надо делать допуск на возможное искажение информации. А я-то думаю: ну почему идет такой расколбас?

 

Потом пришла Эйя, и я вкратце изложила ей ситуацию. Это самый качественный урок был, так как она всегда учит либо на собственном примере, либо подбирает такие метафоры, что начинаешь видеть проблему с другой стороны, или вообще из Космоса. Да и задачки нам похожие выдали. Окончательное резюме — мальчик стал мужчиной. Это радует!

Вечером собралась новая группа. Девушки интересные — часть из компании Стрекозы. Когда началась медитация, почувствовала такой поток энергии, что едва справилась с ним. Ну, Эйя — молодчина! Куда там Шаману! После медитации, когда начались разговоры, пошли параллели с моей ситуацией, и я смогла посмотреть на себя еще из нескольких точек. Это был третий урок.

 

СПАСИБО ВСЕМ

 

Все-таки, мы со Стрекозой когда-то встречались — очень уж тепло на сердце делается, при взгляде на нее. С виду — очень хрупкая девочка с широко поставленными карими глазами — словно из японских аниме, и — аура красная — тоже Воин Света, как Юджин. Может, сестричка?

Да, мы тут все, наверное, родственники... хе-хе!

 

27.01.05

четверг

 

Сегодня день рождения Кузькиной матери  — так у меня в календаре написано. С днем рождения, Матушка!

Вчера к вечеру окончательно успокоилась. Медитнула сама. Выдала Юджину «презент» энергетический по всем чакрам — от души. Состояние было самое настоящее Наполеоновское. Потом все привязочки обрубила, кроме сердечного центра, и заполировала безусловной любовью. Не знаю, что он там чувствует. Мы когда по Калинаускасу занимались передачей энергий на расстояние, то все убедились, что это возможно. Причем, расстояние не играет никакой роли. А если есть сонастройка, то вообще кайф!

Легла спать. Чувствую, его мыслеформа стоит рядом — не уходит... Выстроила стеночку — просвечивает! Сначала решила стереть вместе со стеной —  потом спохватилась: что это я, какая зверюга? Загородила чистым белым пространством — хорошо получилось. Видно только пульсирующее пятнышко зеленого цвета — сердечный центр — ТОЧКА. Вот и ладушки.

Потом позвала своего нового друга шамана и попросила закрыть меня от всех. Он накрыл меня белым мехом и сел в изголовье. Давно не спала так сладко.

Если нормальный человек прочитает — скажет, что мне пора пройти курс лечения. Хи-хи!

 

28.01.05

пятница

 

Всю ночь читала Викину тетрадь со стихами и прозой. Проза мне больше понравилась — сквозь нее видны: Вселенная, Жизнь, Смерть и Рождение, Одиночество Души, Любовь. Чувствуется — верхняя подключка у нее та еще...

Тетрадь датирована прошлым годом. В мае вдруг начался прорыв в качестве, очень ощутимый. В июньском тексте обнаружила кусок своих переживаний — будто считано. Совпадают: возраст женщины, род занятий и общая направленность мышления — будто я сама писала. Странно. А ведь мы с Викой год не виделись и не перезванивались. Про мою летнюю эпопею она вообще узнала только сейчас — в январе.

Но «крыша у меня слетела», когда дошла до даты 11 июня — в этот день мы встретились с Юджином. Там описана наша встреча... и, единственное ее стихотворение, написанное от лица мужчины — что уж совсем странно:

 

«Истосковался по душе —

Родной и близкой...

Боже мой!

Как жил я раньше...

Без тебя?

Теперь желаю быть

С тобой.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Мой Ангел, ты меня помнила... А я не знал, где ты. Искал. Метался. Не узнавал среди всех. И вот — ты рядом. НО Я ТЕБЯ НЕ ПОНИМАЮ...»

11.06.04 / 21:18

 

Время совпадает — столько было на часах, когда он уходил от нас вечером, подключив компьютер. Мы стояли в тесной прихожей — люди и Ангелы... все вместе...

Это что, такой силы выплеск был, что Вика, сидя на даче, приняла?

Даже Ангел пальчиками «викторию» показал... Она сказала, что почему-то написала эту дату на стене над кроватью...

 

И я чего-то разродилась собственным стихотворением — совершенно безболезненно и без отчаяния, с внутренней улыбкой.

 

То кляну, то преклоняюсь...

То люблю, то ненавижу...

Обещаю — не узнать,

Если я тебя увижу.

 

Обещаю отвернуться,

Не искать в глазах ответа.

По касательной к судьбе —

Ты проносишься кометой.

 

Зная миссию твою,

Я тебя благословляю...

Тихо-тихо помолюсь...

Ты услышишь — обещаю...

 

Утром разбудила Гелла. Попросила «довезти до угла» — квартиру ей надо продать:

— Давай, — говорю, — дам тебе послушать, как звучит мой Предмет Силы. Есть у меня крышка от старинной сковородки, когда по ней стукнешь от души — такой звук необыкновенный!

Гелла соглашается. Притаскиваю с кухни легендарную крышку, включаю громкую связь и, войдя в благостное состояние, ударяю...

Звук действительно надмирный... ба-а-аммм! Просто полный Тибет!.. Догружаю сверху стишком…

 

Я в Тибете — баммм — баммм!

В хороводе — лам — ламмм!

И квартиру — баммм — баммм!

Я свою продам — даммм!

 

Потом позвонила Эйе. Уже в который раз жалею, что нет диктофона — потом трудно воссоздать глубину разговора и моменты рождения осознанного понимания.

Мы идем с ней параллельно, каждая на своем уровне, но выводы делаем одинаковые — практически одновременно.

Выросли мы как-то резко и, прежние кармические партнеры перестали отвечать нашим запросам. То есть, это не собственно рост, а планку мы постоянно задираем выше и выше — упорно карабкаемся.

Получается, что на верхних планах такое соединение душ, просто дух захватывает (недаром же Джин и Риш вдруг всплыли в моем повествовании), а в реальности контакт не получается. Почему мы не понимаем друг друга?

У Эйи партнер считает себя УЖЕ духовным, а мой — похоже, решил обойтись без подсказок, они его раздражают. И я уважаю его выбор, только в этот раз он,  наверное, не успеет меня догнать. Жаль. Так хочется пройти несколько шагов вместе — рядом...

Правда, волею случая, в экстриме, они могут сразу подняться до неимоверных высот — все-таки они красноаурные ребята. Но лучше пусть так живут — спокойно.

 

И вообще, что я делала, когда мне было столько лет, сколько сейчас Юджину? Читала запоем «всемирную библиотеку», занималась творческой работой, любила — если, конечно, этот урок можно назвать любовью... То, о чем я размышляю сейчас, даже не приходило мне в голову. Я строила какие-то планы, согласно Картине Мира, навязанной социумом. В глубине души мерцало какое-то ожидание НЕВЕРОЯТНОГО, но со временем почти заглохло, затюканное обыденностью. И я стала вить гнездо — в надежде, что спрячусь в нем и успокоюсь.

Что бы я стала делать, если бы на меня свалился дуальный мужчина, старше по возрасту, который  рассказал бы мне, кто я, и выдал направление? Некорректный пример. Старший мужчина — это один компот, а когда женщина старше  — вот где блюдо с сюрпризом. Для самой женщины, конечно.

 

  Давеча у Подводного вычитала, что идеалы представляют собой основной и ничем не заменимый источник энергии организма. Но идеалы, существующие на атманическом плане,  со временем устаревают. Хорошо, если идеалы совпадают с миссией. А если нет? Начинаются поиски пророка, который может выдать на-гора новую идею и подключить тебя к новому эгрегору.

 

Хотелось бы глянуть на живого пророка, однако...

Пока же приходится перебирать и примеривать уже существующие идеалы.

 

29.01.05

суббота

 

Ночью написала...

 

Как любовь за мной крадется,

По-чеширски улыбаясь...

Лапой нежно тронет сердце,

Там навеки воцаряясь...

 

Я ее не отвергаю —

Смысла нет сопротивляться,

Если Свыше мне дано —

Испытанью подвергаться.

 

На изломе жизни-смерти,

Как по лезвию ножа,

Имя алое твое —

Пронесу я, не спеша...

 

Сегодня с Ангелом ездили к Сержу в гости.

Были у Марины — она гадала нам на картах. Посмотрела на меня и говорит:  «У тебя связь с каким-то мужчиной», — и начала мне текущую ситуацию описывать и Юджина. Получается, выстроенная на тонком плане конструкция уже воспринимается в астрале как существующая в жизни. Занятно. А на будущее выпали сразу четыре короля — хороший эскорт, просто загляденье! Ладно, королевские жесты еще успеем разучить, а пока нужно неотложными делами заниматься, тем более что она у меня «сглаз» обнаружила и даже описала тех, кто это сделал. Ну, что ж — поиграем в астральные игры.

Прочитала адрес бабушки-целительницы, который Марина дала — оказывается, это та самая улица, на которой живет Юджин... Во, блин, мистика! Миллионный город  и надо было именно на этой улице поселиться обоим. Придется днем ехать — боюсь я с ним встречаться что-то.

 

Встречаемся с Юджином в закоулке Эгрегора. Он куда-то торопится с гитарой под мышкой. Вот фиг... я его пропущу! В Реале сейчас ночь — звонить и выручать некому.

— Юджин, я поняла, почему ты дуешься — мне такая куча информации о тебе пришла.

— С чего ты взяла, что я на тебя дуюсь?

— Ну, знаешь, есть у меня такие рецепторы специальные, а также некоторое количество мозгового вещества в черепной коробке, которые позволяют мне думать, размышлять и делать выводы...

— Поздравляю! — говорит он, насмешливо щуря глаза.

— Ю-ю-юджи-и-ин, ну давай хотя бы в Эгрегоре не будем вести боевые действия!

— Я и в Реале очень мирный человек. Я вообще — добрый.

— Вот, как ни странно, я тебе верю. Темперамент у тебя, правда, взрывоопасный.

— А не доводите!

— А ты таблички развешивай, типа «опасная зона!», или «не влезай — убьет!»

 — А так же «мин нет»... — добавляет он, сдерживая улыбку.

— Дааа... это, безусловно, табличка многообещающая, я имею в виду — в смысле урегулирования различных вопросов мирным путем, — не выдерживаю  — хохочу.

Юджин тоже смеется. Обстановка разряжается.

— Ну, ладно... Меня Джон ждет... — сразу посерьезнев, говорит он.

— Конечно, иди. — Протягиваю руку — мы обмениваемся рукопожатиями и расходимся.

Потом я поворачиваюсь и окликаю его:

— Слушай, а у тебя еще много футболок с надписью «свежий ветер»?

— Да штуки три осталось. А что?

— Давай надписи поменяем — есть у меня одно предположение...

— И что ты предлагаешь написать?

— Ну-у-у... не знаю... — говорю я, хотя перед глазами с предательской четкостью проплывает надпись с помянутой таблички.

Юджину, видимо, та же мысль приходит в голову, потому что он фыркает. Но я дорожу достигнутым перемирием, и поэтому просто пожимаю плечами. Мы еще раз прощаемся. Надо все-таки глянуть в словарь, как это по-английски будет смотреться...

 

30.01.05

воскресенье

 

В симоронском  клубе собралось человек тридцать. Мужики даже пришли — дело близится к весне.

Я всегда выбираю несколько человек, к которым обращаюсь непосредственно, когда веду клуб.

На этот раз выбрала сенсорную и эмоциональную хохотушку, похожего со мной психотипа; манкую и немного шаманскую даму с приличной порцией восточной крови (короче, глаза у нее как у Юджина), и высокого молодого человека с короткой стрижкой и спокойным взглядом умных глаз.

«Этот-то что здесь делает? — подумалось мне. — С такой фактурой — надо на «мерсе» ездить... Не заладилось у мальчика».

После обмена опытом, устроили игру — «переход в другую реальность» через длинный коридор, сшитый из красной ткани. Каждый желающий, загадав желание, проползал по этому коридорчику и вылезал с противоположного конца, слегка взволнованный. Потом я ударяла в легендарную крышку от сковородки над его головой, и группа давала «новорожденному» новое имя.

Видела, как у народа разъезжались глаза. Измененка перла, как шампанское из потрясенной бутылки. Я чуть сама не уехала — когда влезла внутрь коридора. А вдруг — там... на выходе... совсем другая реальность?..

Реальность, и правда, стала немного другой — более волшебной. Великое дело — ИГРА!

Понравившемуся товарищу я выдала имя — Бананоносец Потемкин. Судя по тому, как расширились его зрачки, а улыбка прочно заняла место на лице — переименование  пришлось ему по душе. Это очень интересная техника: по сути – замена информационного кода. Помогает человеку выскочить из надоевшей роли, а иногда даже – поменять судьбу.

Вообще, интересно смотреть, как у людей точка сборки сдвигается.

Потом самолично измеряла желающих симоронским аршином. Народ укладывался на пол, устланный паласом, причем женщины бесстрашно бросались первыми и, с шутками-прибаутками, производился замер в рост... Вот казалось бы ерунда, но почему-то приятно знать, что в тебе девять волшебных аршинов таланта или доброты.

Потемкин скромно стоял у стеночки, не принимая участия в общем дурдоме. Но что-то в глазах такое — вот видно, что охота поиграть человеку, но боится переступить.

Встретились взглядами. Ощущение энерго-коридора... Звуки гаснут, люди замирают — остановка времени: «Ну, иди сюда...» — говорю мысленно.

На вздохе — с готовностью и ясным взглядом — идет — доверчиво ложится у моих ног... Потрясно!

Я опускаюсь на колени и старательно измеряю все его 188 сантиметров.

 

Вот это ощущение — собственной власти и силы, которая стоит за спиной, готовая по мановению руки куда-то двинуться: это-то откуда? Из каких закоулков подсознания?

Это: «Рыцари мои, генералы, гвардейцы! все, кто любит меня! – за мной!!!»

Архетипические  глюки?! Да-а-а...

 

31.01.05

понедельник

 

Диимм пришел с коробкой пирожных. Пили чай и болтали о всякой всячине, серьезной и не серьезной.

Он возлежал на диване среди красных подушек… похожий на ангела или инопланетянина – большеглазый и стройный. И мне подумалось, а ведь его действительно хочется украсть.

Девицы, сканирующие его на улице, именно это и чувствуют, не понимая, чем именно он их цепляет. И все ждут, когда же он скажет: «Можно». А он боится. Подозреваю, что этим летом они перейдут в атаку, не дождавшись сигнала.

 

Что-то у меня простуженность — как перед Новым годом, когда я устроила забастовку и перестала писать. Это что, потому что от Юджина отрубилась? Пятый день пошел... Очень похоже...

Главная Об Ирише Art-Li-Sofa Лисаграфия Lisa-цитатник Форум
vk f ok Я
Site: nataris-studio
Design: IrenLis