Зарегистрироваться Войти
Танцующая Волшебница
сайт художницы Ириши Лисовской
ГлавнаяОб ИришеArt-Li-SofaЛисаграфияLisa-цитатникФорум
Лисаграфия / Глава 9. Март

Юджин, кажется, созрел + Инопланетянин + день рождения Белки + поход к Эйе + романтические погорельцы

 

3.03.05

четверг

 

Две недели пролетели. Событий много. Не знаю даже, есть ли смысл восстанавливать ход.

В одной из медитаций открывались мужскому пространству с уровня сердца. Я и минуты не простояла открытая... Пока раздумывала, кого позвать — Юджин вдруг сам «вышел на контакт». Мы стояли, соединив ладони. Энергия плавно перетекала от меня к нему и от него ко мне, замыкаясь в кольцо. Ну, что тут скажешь? Да, прямо вот так чувствуешь, что держит за руки…

Через несколько дней — в воскресенье — он звонит и говорит, что созрел для разговора. Я даже растерялась сначала — не ожидала. Приехал он сам не свой: даже не депрессия — приступ отчаяния! Вскрылось у него что-то, и перешел на другой уровень осознания, с которого сразу стало видно, что живет он как-то не так.

У самой сердце аж зашлось! Забыла, что можно энергетику включить, да и не наработано у меня это, на предмет непредвиденных ситуаций. А тут еще и ручками трогать нельзя, блин! Так бы прижала к себе: посидели бы молча — глядишь, и выровнялась бы аура. Но ведь не дастся в руки!

 

Даже не помню, о чем  говорили. Приблизительно через час вдруг собрался уходить, но тут уж я опомнилась, «влезла в танк и наехала на него»: «Не пущу тебя в таком состоянии никуда!» А тут и Ребятишки наши из Эгрегора подсуетились — выдали нам дополнительное время (ему позвонил кто-то и назначил встречу — недалеко от моего дома — через два часа). Вроде бы разгребла ему пространство для жизни — успокоился немного.

Потом за мной заехали Серж и Диимм, чтобы ехать на дискотеку. Минут десять я сидела с тремя моими самыми любимыми мужчинами — не могу сказать, что это было очень комфортно. Все-таки они все из разных Миров, и Марс у них сильный в гороскопе, но кайф у меня был, тут уж ничего не поделаешь.

 

Не помню, в какой день, собрались у меня: Лора, Белка и Диимм. Первой пришла Лора. Разговорились, и она сообщила, что видела тут своего бывшего бой-френда недавно. Посмотрела его астрокарту — нормальное совмещение у них, во всяком случае, не опасно для жизни и здоровья.

— Ну, и что он тебе сказал? — спрашиваю, а сама мысленно прокручиваю возможные варианты развития событий.

— Он сказал, что ждет меня до сих пор. А я ему ответила, что я сейчас с Юджином и нужна ему. — Смотрит на меня своими честными синими глазами и, как бы оправдываясь, добавляет, — не могу же я его предать... Правда?

Соглашаюсь. А что тут скажешь? Я сама была «ревизором» во втором браке и знаю, как возникает эта почти наркотическая зависимость. Разорвать кольцо может только совершенно несусветное стечение обстоятельств или волевой импульс. И потом, не каждый себе может позволить стать бякой. И вот так люди иногда держатся друг за друга, думая, что спасают и помогают, а на самом деле оба стоят на месте.

 

Белка, конечно, прелесть! Скачем с ней по темам, общаемся взахлеб, будто лет триста не виделись. Не знаю, как она, а я, лично, наслаждаюсь самим процессом.  Она меня на день рождения пригласила.

 

Еще приходила Окси: выводила ее из стресса. Устала девочка биться со своими проблемами. Надо будет в гости съездить.

Вика притащила мне свои стихи, чтобы я их набрала и распечатала — она их как блинчики печет. Стихи очень неравномерные — некоторые откровенно слабые.  Я бы себе не позволила оставлять их в таком несовершенном виде, но она над ними не работает — просто вытаскивает из себя... и все. А некоторые строчки — набираю и чувствую — волосы на голове шевелятся — что-то там такое в них засунуто! Не думаю, что будут востребованы сейчас, а вот лет через пять…

 

Я, совсем было, разболелась, и Вика объявила, что будет меня лечить. Села я на табуретку — она на меня ручки возложила: ощущение, будто посадили на теплую печку, наполнили до краев чем-то шипучим, вроде шампанского, и подогревают. Внутри все вибрирует и течет — подключила, короче к пространству. Помнится, у Долохова на йоговской дыхалке такие же вибрации были. Вот, блин, сразу вспоминаешь, что надо бы йогой заняться — тело поправить. А все лень!

А потом меня осенило — она же может Юджина посмотреть:

— Понимаешь, мне последнее время стали говорить, что он простой, обыкновенный мальчик, и как-то глаза при этом отводят в сторону... А я тут вышла в медитации на уровень его высшего «Я», а там идеал идеалов. Вручаю ей фотографию Юджина и прядь волос.

Вика кладет все это перед собой, накрывает ладонями... и мы продолжаем разговаривать, уж не помню о чем и, вдруг, она восклицает:

— Да он — инопланетянин... — и начинает описывать, как он выглядит. — И главное, скафандр смотрится как цельнолитой — щелочки даже нет ни одной.

— То-то мне все время танк мерещится... — говорю я. — Стало быть, где-то на орбите висит их «база», а здесь они просто «выбирают тела»?

И тут Вика называет мне статус Юджина в их династии (Я знала – я знала!!!) — интуиция меня не подвела. Опять же — вся история с соединением матрицы, которую мне недавно «показали», укладывается в общий контур.

— Но самое ужасное, что он может прожить обычную жизнь, так и не осознав свое предназначение, — задумчиво добавляет Вика, — ему станет скучно и он уйдет рано.

— Придется устроить ему необычную жизнь!

 

ЮДЖИН, ПОХОЖЕ ЭТО ПРАВДА...

 

Всем остальным, читающим сейчас эти строки — напоминаю, что жанр повествования не определен точно — то ли это мистика, то ли повесть, а может —  фэнтези... Как-то я не гружусь этим — пишу, что вижу и чувствую — и все.

Включаю радио:

 

Невероятная история

Льется гирляндой световых лет.

Сменится день на ночь,

И новая — в ней оставит — серебряный след...

 

5.03.05

пятница

 

— Ребята! Всем объявляю благодарность — за вчерашнее стечение обстоятельств!

— Ну и как тебе понравилось пение Юджина? — спрашивает Крэйт.

Вся команда уставилась на меня, словно я пифия.

— Играет он хорошо — голос немного ломкий, но сила и искренность, которые он вкладывает в пение — делают его очень убедительным. У меня даже появилось ощущение, что мы выходим на уровень несловесного понимания. И еще — у него есть готовность отдавать — очень мощный посыл!

 

День рождения Белки. Лора отсутствует: уехала к родителям. Мне выдали карт-бланш...

Юджин, под воздействием алкоголя, плавно съезжает от «Дон Кихота» к «Д’Артаньяну» — порывистый, искрящийся. Я тоже «слетаю с катушек» и несусь, набирая обороты.

В какой-то момент мерещится, что на диванчике в углу комнаты сидят: сияющий как начищенный самовар Джон и ироничная Элис в неизменной белоснежной блузке.

Юджин  приносит гитару, и я удостаиваюсь, наконец, чести услышать, как он поет.

 

Потом вытаскиваю его на лестничную клетку. Мы курим, и я рассказываю ему версию об инопланетном происхождении. Почему-то волнуюсь. Клинит где-то энергетику. Поток сильно увеличивается, еще его вибрации накладываются, и я захлебываюсь. Такое волнение обычно перед выходом на сцену бывает — или...

...Мне было лет пятнадцать, и я жила в маленьком северном городке посреди тайги...

Лето. Скорее всего, июнь — белые ночи в самом разгаре. Мы со Славкой (он меня старше лет на пять) сидим в беседке у железнодорожного моста. В пределах видимости ни одного человека — ночь же. Солнце маячит у самого горизонта. Славка, этот взрослый, по моим меркам, мужчина, объясняется мне в любви. Сердце у меня бешено колотится, по телу пробегают непонятные вибрации — почти не дышу. Смесь восторга и неясного страха одновременно. Он заворачивает меня в свою куртку, прижимает к себе и говорит: «Богинька моя, не бойся — у нас ничего не будет — не могу я ломать то, что мне дорого».

Я почему это вспомнила? Внешность у них с Юджином похожа — такая же смесь из востока и запада и энергетика по частоте одинакова. И сейчас я очень хорошо понимаю, что не простой он был — ох, не простой! Что-то он мне включил тогда, какую-то новую программу жизни и осознание себя как Женщины.

 

Отвлеклась. Ну, дак вот — выкладываю я Юджину всю эту инопланетную эпопею — он нормально воспринимает, только зрачки малость расширены... Все!.. Полетели!

Элис, стоящая рядом со мной, говорит: «Иди, выпей и заземлись».

Потом, вдруг, Белку начинает заносить. Ой, много в ней стихии огненной! Несмотря на то, что она по знаку Рыба — в целом получается крутой кипяток. Мамонт — друг ее (вот не зря дали человеку такое прозвище — он всех нас старше по количеству воплощений) — конечно, справится — он вообще готовый нагваль, только неинициированный. С Юджином у Белки отношения «суперэго»  и, конечно, он ее раздражает и она его задирает. Так вот — я просто усилием воли подавляю в себе желание прикрыть его. Это дуальное — «мы с тобой одной крови — ты и я» — чуть все не испортило.

 

 Больше всего все это походило на шоу, в котором ведущие партии были у меня, Юджина и Белки.

Перед тем, как сыграть очередной опус, Юджин рыскает по карманам. Я сразу понимаю, что он ищет, но все равно спрашиваю:

— Что ты ищешь?

— Да, где-то медиатор запропастился... — он вытаскивает из кармана монетку.

Я ухмыляюсь, вспоминая про медиатор из черно-красно-белой комнаты, но благоразумно молчу. Разве можно представить, что безрассудная девочка и немолодая  тетенька — это одна и та же Сущность? Да невиновааатааая я! Он сам в мой сон пришел!

Из радиоприемника звучит квиновская  вещица — «The Show Must Go On». Этой фразой я когда-то закончила одно из своих писем к нему. И так, шоу должно продолжаться...

Элис с Джоном, сидящие на диванчике, переглядываются и бесшумно аплодируют.

 

Потом Юджин вызвался проводить меня и двух Белкиных подруг до остановки.

На улице теплый ветер, уже пахнущий весной, а дорожки покрыты льдом — скользко. Я иду на высоких каблуках, делая по два шага на каждый шаг Юджина. Только бы не поскользнуться: хотя знаю, если что — подхватит — успеет. Ощущение защищенности потрясающее! Нет ни прошлого, ни будущего. Эта прогулка... здесь и сейчас — прекрасное мгновение, которое войдет в мою коллекцию мгновений.

            Я собираю их давно, как раритеты, раскладываю по полочкам в кладовой памяти, чтобы иногда, вытащив на свет, вдохнуть аромат и вспомнить.

Села в автобус, а из динамиков поплыла песенка Земфиры «Прогулка» — наверное, в качестве аккомпанемента:

 

...Это грустное садо

Никогда не закончится!

Мне не надо и надо —

Ты мое одиночество.

Я не драматизирую,

Я держу тебя за руку...

 

Всю зиму слушаю эту вещицу, и у меня возникает странное дежа вю. Наверное, если бы я снимала кино, именно эту музыку и вставила бы.

А что? Сделать сценарий из всего мною написанного — раз плюнуть! Я и пишу-то в сценарном стиле.

Все, что происходит в Реале, снять в сдержанной гамме в стиле старых фотографий, даже слегка размыто, но с неожиданными ракурсами, как у Родригеса.

В Эгрегоре, наоборот, краски насыщенные, но некоторая замкнутость пространства — техногенные коридоры и служебные помещения сменяются уютными интерьерами обитателей.

Зато в прошлых жизнях — можно оторваться по полной программе: просторы, восходы-закаты, костюмы... — Коппола и Скорсезе!

Кадр №... Нитка бус, которой перевиты волосы Лилы, рвется (замедленная съемка). Темно-красные бусины осыпаются, скользя по волосам, платью и падают на землю. (Крупный план). Бусины, лежащие у лезвия ножа, оставленного Юджином на траве — как капельки крови...

Я ж километрами могу такие штуки писать!

А пространство медитаций!?  Там нужна компьютерная графика.

Мысленно снимаю этот фильм, пока еду домой, монтирую кадры, подбираю музыку... Натыкаюсь на эротическую сцену... «О! Вот работенка и для Тинто Брасса», — хохочу я. Снимаю и это — на уровне метафоры, практически без телесных акцентов — Тинто отдыхает!

 

 

Продолжение шоу...

Вечером ходила «болеть» за Ангела на конкурс красоты среди девушек её фирмы. Ей присудили звание «Мисс Шарм — 2005». Вышла она на сцену в шикарном платье вишневого цвета и сверкающем колье — хрупкая, немного скованная от волнения — работать и работать еще над собой. Порадовалась за нее. Но бой-френд у нее — причем бывший — ужжжааас! Я бы таких — сразу закапывала по самые ноздри! Ох, далеко мне еще до открытия сердца! И это всего лишь отношения «заказа»... А если бы «ревизия»  была? Какие игры и уроки выбирают себе иногда люди! Я не выдержала и «долбанула» его, защищая Ангела. Конечно, если приглядеться как следует, у мальчика психотравма имеется — его отогревать надо, сердце запускать и купать в любви — может быть, на это придется всю жизнь положить.

 

Мне, вообще, последнее время кажется, что помогать нужно только тем, кто готов к переменам. Если человек находится на этой грани и готов взять на себя ответственность, но ему не хватает искры, то дать ее — святое дело. А ежедневное подкладывание рук — только развращает. И, если исходить из космической этики, которая более целесообразна и хладнокровна, то лучше разово помочь трем сильным, чем всю жизнь возиться с одним слабым. К тому же, своей помощью ты закрываешь ему путь самостоятельной трансформации, то есть, грубо говоря, берешь на себя ответственность за его жизнь. Допустим, у человека есть свой обучающий эгрегор и свои Верхние Ребята, которые, видя твое рвение и жажду осчастливить их подопечного — «выходят покурить»... — иногда навсегда...

Я с Юджином вожусь так долго потому, что он сильный? Да. Но он «спит». И сверху меня все время подталкивают: «РАЗБУДИ!!!» Мнится мне, что я от этого какой-то кайф получу.

 

6.03.05

воскресенье

 

Поход к Эйе с Юджином.

ВневременнОе дежа вю... Такое болезненное восприятие мира у меня иногда бывает ранней весной. Все слишком! Слишком холодный ветер! Слишком голые улицы! Слишком ярко светит солнце! Все будто на пределе! Кажется, что малейшее неосторожное движение может разнести этот неправдоподобный стеклянный мир на мелкие кусочки. Я не чувствую тела. Есть только внутренний свидетель, и он чего-то там фиксирует.

 

Эйя зажигает свечу, садится напротив Юджина и спрашивает: вспомнил ли он, что произошло два года и два месяца тому назад. Он, конечно не помнит. У «Дон Кихотов» в этом смысле с памятью не очень — не живут они в этой реальности. Она продолжает беседовать с ним и, наконец, реальность слегка прогибается, а Юджин вытаскивает на свет и вкратце излагает историю «предательства». «Тогда, тебе сейчас нужно будет пережить все заново, но представь себе, что это просто кино, где ты снимаешься в главной роли», — предлагает Эйя. Юджин задумывается, а мы подгружаем ему видеоряд и состояния. Наконец — «фильм снят» — он проговаривает его вслух.

Великий Спилберг  говорит всем: «Спасибо»!

Мы выходим на улицу, и Юджин, сверкая глазами, восклицает: «Трааанс! Ващеее!!!» Минуты две он совершенно открыт, абсолютно родной... Потом — хлоп!.. Закрылся. Хорошего — помаленьку.

 

Вот чем, все-таки, хорошо, когда несколько человек работают — один тему даст, а у другого отклик идет. Ковырнула у себя тему предательства друзьями и любимыми — накопала целую кучу, причем крутизна уроков шла по нарастающей. Ничего — выжила! Видимо, эмоциональная гибкость у меня рассчитана на значительные нагрузки, что всегда спасает от полного сгорания. Опять же, кайф! Одному надо с парашютом прыгнуть, а мне  — любовь пережить.

В тему, вспомнился случай из жизни, когда мой возлюбленный, будучи в отпуске, завел интрижку с женой нашего общего друга. Вернулись они с юга — чувствую... конфигурация взаимоотношений изменилась. Дернула за ниточку, вернее за волосок — волосы у нее были длинные и ярко крашенные (замечательная улика) — и, клубочек начал разматываться, причем чрезвычайно легко. И вот, в какой-то момент, сижу среди героев-любовников, чувствую, что драматизм нарастает, хотя друг-то еще ничего не знает, и как-то мне смешно стало, будто я из космоса наблюдаю этот спектакль, или в микроскоп смотрю на любовные потуги микробов. — «Что я тут делаю? У меня квартира двухкомнатная стоит пустая...» — думаю. Выбрала момент, пока мужики в магазин ушли за выпивкой, и говорю своей «сопернице»: «Ты так странно себя ведешь, будто это я твоего мужа соблазнила». — Она гордо промолчала. Ну, я оделась и ушла.

Села в такси: водитель сигаретой угостил. Едем с ним по ночному осеннему городу... под квиновскую «Made In Heaven», и чувствую я, что на самом деле — это меня на свободу выпустили! И теперь меня ни уронить нельзя, ни испачкать... Ну, невозможно Королеву унизить! Больно, конечно, можно сделать —   если задаться целью.

Зато от кретинских поступков ни одна королева не застрахована.

Пока ехали с Юджином от Эйи, я такую «пургу несла» — жуть! Это вместо того, чтобы выслушать его... О-хо-хо!

Приехала, а меня Вика во дворе ждет. Сели мы с ней на кухне чай пить, и вдруг на меня такая тоска навалилась — такое отчаяние — будто отголосок чужой боли. Нет, все-таки я неисправимая дура! Надо больше слушать и меньше говорить.

 

7.03.05

понедельник

 

Компания наша непредсказуемая решила заняться сценическим фехтованием. Неисповедимы пути наши. Преподаватель Саша — классный мужик, мой полудуал,  умница, с хорошим чувством юмора — такой глазастый сердцеед. Актер ТЮЗа и в театральном преподает. Студентки, поди, убиваются по нему.

 

9.03.05

среда

 

Вчера вечером Вика принесла кусок поэмы: разговор двух Сущностей – ОН и ОНА. Читаю и думаю: «А вдруг, все это правда? Где-то там, на немыслимо высоких планах, произошел этот разговор...» Она спрашивает его, почему он боится быть собой — теперь, когда мы нашли друг друга. Он отвечает: «Я буду. Только помоги. Печаль от изгнанной любви мне жить мешает. Не отпускай... Оставь на век... Я жить хочу, как ЧЕЛОВЕК...».

В медитации на стихию Огня, девушка моя огненная предстала египетской жрицей. Декорации были хорошие, но слегка мрачноваты — подземелье сплошное. Одета она была в черный с золотой вышивкой каласирис, почти полупрозрачный — элегантна до невозможности. Я все же переодела ее в пурпурное — огонь светильников сразу стал ровнее, а в теле появилось ощущение жара. Потом, подумав немного, весь храм перенесла на поверхность земли. Девушка обрадовалась — посыпались огненные искры, но я их поубавила, и тогда она стала танцевать очень пластично, но со скрытой мощью. Словом  — то, что надо.

Смотрю я на весь этот изыск и думаю — вот бы сейчас у меня такая внешность была... И ведь эта девица внутри сидит — только ее никто не видит.

Нас было двенадцать человек сегодня. Стандартная свеча, которой обычно хватает на две медитации — полностью расплавилась и растеклась по столу — видать, такое тут крутилось!

 

12.03.05

суббота

 

Сегодня Юджин, в очередной раз, потряс мое воображение. Он вел себя как Джон. Невольно вспомнила фразу из последнего романа М. Фрая — «Самые лучшие люди — выдуманные». Необыкновенная мягкость вдруг снизошла на него. В то же время, его готовность к любому действию на физическом уровне — прямо здесь и сейчас, не задумываясь — восхищает меня. И теперь поняла, что вибрации, сотрясающие мое тело — вовсе не от волнения проистекают — это включается некий энергетический резерв. Прямо сейчас же я могу, если потребуется, сделать шаг в любом направлении. Но он не выдает мне этого направления, и мой моторчик крутится на немыслимых оборотах вхолостую. Единственное, что мне трудно сделать, так это собраться и уйти.

Лора висела на нем как обезьянка на пальме. Они сидели на своем диванчике в обнимку, вцепившись, друг в друга — словно дети, выброшенные на берег после кораблекрушения. Что будет, когда они обсохнут и оглядятся? Я не знаю... Обитаемый это остров или нет? Это уж как они решат сами...

 

На лестничной клетке курим втроем. Юджин что-то говорит и заканчивает тираду словами: «...чувствую, что я ЧЕЛОВЕК...» Мысленно ахаю: он ЧУВСТВУЕТ! — СЕБЯ! — ЧЕЛОВЕКОМ! Глаза у него блестят... Вспоминаю строчки Викиной поэмы...

— А я — Мамонт, — говорит Мамонт.

— А я всегда была Лисой, — добавляю я. — Просто замечательная компания! И уже про себя: «Особенно, если Мамонт не наступит мне на хвост, а Человек не сделает из меня шапку».

 

13.03.05

воскресенье

 

Вечером у меня в гостях Лана и Вика. Пока мы болтали с Ланой о превратностях любви, Вика сидела на кухне и что-то писала, положив перед собой фотографию Юджина. Перед уходом отдала мне три листа, исписанных и изрисованных:

— Это тебе письмо...

— От кого?

— От Юджина. Сейчас не читай... Потом, когда я уйду.

— Ты что, «подключалась» к нему?

— Я почувствовала его состояние на текущий момент и написала из этого состояния.

— А ты уверена, что это все тебе не мнится? — спрашиваю я, хотя сама прекрасно знаю, как это бывает. Когда пишу о событиях в Эгрегоре — каждой реплике, сказанной Юджином, предшествует мое мгновенное перевоплощение в него.

— Время покажет. Там даты есть — только ты не очень грузись!

 

Читаю, покрываясь мурашками, и чувствую его беспомощность инопланетного существа, пытающегося понять смысл человеческой жизни и, одновременно, потенциальное могущество — превышающее человеческое...

 

Включаю ВВС — там о том же... поют «БИ-2»:

 

В чужое небо налегке,

Как будто дни листая...

И след терялся на песке,

И лед под сердцем таял.

 

Стеной — разлука...

До самых звезд —

Летит за мной!..

 

Если бы Ангелы твои оставили меня,

Там, где в тихой пустоте — нить держит тонкая...

Если бы Ангелы смогли однажды рассказать...

Сколько лун не назови — я буду ждать...

 

Разбудите меня, а?! Я больше не хочу этот сон смотреть.

 

— Крэйт, я, конечно, экзальтированная девица, но мне как-то не по себе... Скажи мне, сколько еще продлится вся эта эпопея?

— Ты хочешь сказать, тебе надоело? — Командор смотрит сочувственно, но с легкой укоризной. Мы сидим на застекленной террасе. Нескончаемый ливневый поток лижет стекла снаружи, размывая окружающую действительность до маловразумительных образов. Между нами столик, накрытый красноклеточной скатертью, сервированный к завтраку: гренки с омлетом, апельсиновый сок, кофе. Вот и ладушки — в Реале 5:25 — самое время для раннего завтрака.

— Да понимаешь, я осознаю, что все дело не в конечной цели, а в процессе.

— Ууумная! — Крэйт пододвигает мне бокал с соком.

—  Это с тобой я такая, а в присутствии Юджина — становлюсь дурочкой, последнее время.

— Зато это уравнивает вас. Ты ж сама просила... недавно, — улыбка на лице шефа ширится. Зато на моем лице, должно быть, отражается последняя стадия дебильности. — Если так дальше пойдет, он действительно припечатает тебя на ментале. Несколько раз он выдавал тебе направление. Тебя что-нибудь не устраивает?

— Да нет — я с радостью ведусь, но все-таки хотелось бы себя контролировать. Какой механизм у этого? Что происходит?

— У тебя включается именно та частота, которая ему нужна на текущий момент, но в объемах, которых хватит на целую компанию. Вспомни день рождения Белки: все же в измененке были — даже родители Мамонта.

Я вспоминаю, как Белка усадила Папу Мамонта на диван с надувным шариком в руках — аккурат между Джоном и Элис, и стала фотографировать. Выражение лица у него было немного растерянное... Весь темпо-ритм события был в моих руках, но тет-а-тет с Юджином я не могла справиться с потоком, идущим через меня.

— А как это регулировать? — протягиваю свою чашку Крэйту. — Мне со сливками, пожалуйста.

— Ты почему кофе со сливками пьешь?

— Чтобы не так крепко было.

— Ну-у-у-у...

— А-а-а-а!..

— Какой у нас содержательный разговор получается — прямо как в кабинете у логопеда.

— Крэйт, я поняла, отчего, собственно, бьюсь в истерике. Я не ощущаю своей нужности. Эти Дети Индиго жили как-то до меня, и без меня проживут. По-моему, им без разницы — есть тетя Айриш, или нет.

— Ну да, а ты привыкла, что тебя встречают фанфарами.

— Ага, привыкла — что меня любят и носят на руках!

— Королевские замашки... у тебя, родная.

— Кстати, откуда? — впиваюсь взглядом в шефа. — Ладно, не говори, а то у меня чувство собственной важности опять вылезет. Лучше скажи, что там с инопланетным происхождением?

— А у тебя есть сомнения? Ты, может, в восторге от теории Дарвина? Помнишь, как в детстве инопланетянкой наряжалась?

— Да, был такой бзик. Хорошо, что этому никто не придал значения. А Юджин?

— Ты же его видела в скафандре на тонком плане еще в феврале, потом Вика тебе подтверждение дала.

— Вот, знаешь, я много чего вижу, но не всегда себе верю. Воображение у меня богатое.  А по Вике можешь дать информацию?

— Пока нет. Сама учись. Тебе с Игроком надо поговорить. Я смотрю, ты не очень торопишься с ним встречаться. — Шеф встает из-за стола и сдвигает оконные рамы.

Влажный воздух, насыщенный запахом зеленых листьев и гиацинтов, моментально заполняет все помещение. Я тоже подхожу к окну и выглядываю наружу.

— А что, купол сняли? Как хорошо-то! А в Реале еще совсем зима...

— Ты не уходи от ответа. — Крэйт взирает с высоты своих двух метров. — Игрок ведь не просто так приехал. Я тебя не узнаю — всегда такая контактная и любопытная, а тут такой Мэн под боком, а ты «мух ловишь».

— Сердце-то занято... И вообще... Вы мне в Реале такого мужика дайте, чтоб я ахнула! И... от крупной суммы денег — я бы тоже на некоторое время пришла в восторг...

— О противоядии мечтаешь? — В голосе шефа полно иронии.

— Скажи спасибо, что не о самоубийстве, — мрачно брякаю я, устраиваясь в кресле.

— Да что с тобой, Айриш?

— А я трезвею! Эйфория проходит. Юджин — как морковка перед моим носом – недостижим для меня в этом воплощении. Я могу только любоваться им, вдыхая аромат и капая слюной... При этом, с каждой минутой я становлюсь все старше в Реале, и пропасть, разделяющая нас, делается шире и глубже. Да, здесь, в Эгрегоре, я могу бесконечно флиртовать с ним. Я даже обольстить его могу, так как знаю все его «кнопочки» — слабые и сильные места личности. Могу выдать ему отношения необыкновенной красоты, офигительной романтичности и чувственности. Но это все иллюзия...

— Реал — тоже иллюзия.

— Это для кого как.

— Зато представляешь, как интересно будет читать твои отчеты подрастающему поколению?

— Да на кой черт им это нужно? Это же энергозатратно воспроизводить в жизни, тем более, случай конкретный. Разве что, для Лоры подсказки, но я и так ругаю себя за вмешательство в их жизнь. И потом, она — другая. Когда она рассказывает что-нибудь — всегда серьезно так, обстоятельно, без эмоциональных всплесков, я впадаю в гипнотический транс: потому что информации — ноль — скучно! Думаю, когда-нибудь она станет великим гипнотизером или целительницей, особенно, если научится отдавать энергию. Ладно, пусть будет все — как будет. Планка у Юджина все равно стоит высоко. Ну, ходит он пока, смотрит себе под ноги... Когда-нибудь же поднимет голову — хотя бы для того, чтобы посмотреть на звезды!

— Ты так и не ответила мне, собираешься ли ты встречаться с Игроком.

— Да, но позже. Сейчас я хочу взять небольшой тайм-аут. Нужно дописать предысторию «романа». И еще — не долбайте меня энергетикой при встрече с Юджином — тяжело же!

— Хорошо. А скучно тебе с некоторыми потому, что частоты у вас разные.

— Точно. С Эйей я могу хоть про мытье полов говорить и это будет интересный разговор — вкусный.

 

22.03.05

вторник

 

В воскресенье Диимм притащил компьютерную игру «Симы-2». Поскольку там есть возможность создавать внешность героев, я с наслаждением принялась это делать. В результате, получились: Джон с внешностью Юджина и Элис с моим лицом, каким оно было в двадцать лет. Его я сделала Девой, а ее Тельцом – все как в жизни. В графе «характер» обоим поставила «романтик» интересно было, что получится. Потом положила на счет два миллиона, купила трехэтажный особняк, обставила его максимально комфортно и начала играть.

Надо сказать, что я пережила некоторое потрясение, когда увидела, как они общаются: словно фильм про себя смотрела.

Сидят на диванчике: правильный, обстоятельный Джон и смешливая, эмоциональная Элис. В какой-то момент она от избытка чувств вскакивает на диванчик и начинает подпрыгивать, как на батуте, размахивая руками и хохоча. При этом Джон продолжает сидеть, выпрямив спинку, положив руки на колени и мрачно уставившись в одну точку — серьезный, как большая Британская энциклопедия. Диванчик пружинит, подбрасывая Джона, но он не меняет свою позу индейского вождя. Я чуть не уписалась! Это, конечно, чересчур гротескно, но очень точно. Именно так мы и общаемся.

Потом, когда у них началась стадия флирта, я засмотрелась и пропустила начало пожара. Я ж не знала, что функция пожарных глючит. Несколько раз пыталась переиграть этот момент, а потом случайно нажала на «сохранение игры». Да, два романтика в одном гнезде — это слишком.

Мишель пришел с работы, скачал что-то там из Инета и спас моих романтических погорельцев, но они в таком состоянии, что нет смысла продолжать игру.

Как-то это символично. Пожалуй, сделаю другую парочку, или трио. И устремления надо поставить разные — кто-то должен быть с хорошей деловой логикой.

Главная Об Ирише Art-Li-Sofa Лисаграфия Lisa-цитатник Форум
vk f ok Я
Site: nataris-studio
Design: IrenLis